Rambler's Top100
Четверг - 29.06.2017 - 02:37:58 * За`rowing` тесь! *
.:: ::.
На главную| rowing-az
Fair Play
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Общее » Обо всём » Золото России ... Золото Колчака ... (публикации, видео) (Золото Колчака ... Где и куда ... Адмирал Колчак ... Видео)
Золото России ... Золото Колчака ... (публикации, видео)
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 08:59:03 | Сообщение # 1
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте

Золото России

Поиски так называемого золота Колчака снова вышли на государственный уровень. Но сотрудники института российской истории РАН уверены: ищут не там. Где лежит пресловутый золотой запас царской России, ученые рассказали Infox.ru.
автор
Олег Будницкий
Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН

Страсти по золоту

Накануне Первой мировой войны императорская Россия занимала третье место в мире по размерам золотого запаса, уступая США и Франции. На 1 января 1914 года золотой запас России оценивался в 1695 млн руб. (без учета так называемого «золота за границей», хранившегося на счетах в иностранных банках для обеспечения расчетов и поддержания курса рубля). Золотое содержание рубля, согласно Монетному уставу 1899 года, составляло 0,77423 г чистого золота. Каков был удельный вес рубля по отношению к другим валютам? За один фунт стерлингов, тогдашнюю основную мировую валюту, давали 10 рублей, за один доллар — два, иена, которая была не чета нынешней, обменивалась на рубль один к одному. В период Первой мировой и Гражданской войн часть российского золотого запаса была продана, часть отправлена заграницу в качестве обеспечения кредитов и на некоторые другие цели.

Вот уже почти 90 лет советские, а затем и постсоветские власти пытаются выяснить судьбу оказавшегося за границей российского золота, в особенности так называемого золота Колчака, и вернуть его на родину, или же получить компенсацию другим способом. Претензии к великим державам предъявляли советские дипломаты еще в 1922 году на конференции в Генуе. Ими был предъявлен список финансовых агентов колчаковского правительства за рубежом, с указанием, сколько фунтов стерлингов, долларов, иен, мексиканских долларов (имевших хождение в Китае и ныне известных как юани) и т. д. находится на их счетах. Особенно популярной тема возвращения российского достояния из-за рубежа стала в 1990−е годы, в период крайне тяжелого финансового положения российской державы. Вопрос даже рассматривался в Совете безопасности РФ, и всерьез решался вопрос о создании специального агентства по розыску и возвращению потерянных сокровищ. Потом ажиотаж немного спал, но вот недавно депутаты российской Госдумы вновь инициировали вопрос о возвращении 500 т золота Колчака и, натурально, о запросе по этому поводу ФСБ, в архивах которого они рассчитывали найти необходимые сведения.

Что случилось с золотым запасом бывшей Российской империи

Физически большая часть российского золота — в монетах и слитках — находилась в хранилищах Государственного банка в Петербурге, переименованном вскоре после начала Первой мировой войны в Петроград. После начала мировой войны, продолжавшейся, вопреки ожиданиям, не месяцы, а годы, начались путешествия российского золотого запаса. Часть золота была отправлена в Англию, для поддержания курса фунта стерлингов; в этой валюте кредитовались союзники Великобритании, и они были заинтересованы в поддержании покупательной способности фунта. Следует иметь в виду, что, несмотря на переход на золотой стандарт, рубль практически не использовался при расчетах на международной арене, в то время как фунт стерлингов обслуживал около 80% мировой торговли. Фактически российское золото служило обеспечением кредитов, и нетрудно было предположить, что в страну оно более не вернется. Уж больно велики были заимствования, и трудно было представить, что Россия сумеет вернуть долги в срок.

За годы войны в кладовые Английского банка было доставлено русского золота на £68 млн (из них на £8 млн было продано), и российский золотой запас значительно «похудел».

Шансов на возвращение золота было в самом деле немного. Вместо отправленного золота российский Государственный банк получал беспроцентные обязательства английского казначейства, депонированные в Банке Англии. Они должны были быть погашены в период с 5 января 1919 года по 8 декабря 1921 года. Трудно предположить, что Россия смогла бы выкупить «одолженное» золото, даже если предположить, что история пошла бы по-другому и большевистского переворота не случилось. Возможно, если бы Россия оказалась полноправным участником мирных переговоров, встал бы вопрос и о реструктуризации долгов. Но все это — лишь воображаемые возможности, реальность же оказалась страшнее любых фантазий, а проблема золота и внешних заимствований «разрешилась» совершенно неожиданным образом: большевики, захватившие власть в октябре 1917 года, просто отказались платить по долгам царского и Временного правительств.

Золотая наличность Государственного банка в России сократилась к февралю 1917 года до 1096 млн руб. Золотой запас в начале февраля 1917 года весил, в буквальном смысле этого слова, приблизительно 850 т. Вдобавок Временным правительством накануне Октябрьского переворота было отправлено в Швецию золота еще на 5 млн руб.

Итоги заграничного кредитования царского и Временного правительств выглядят следующим образом. Львиная доля средств была заимствована в Англии — £582,2 млн (в пересчете на золотые рубли — 5 млрд 506 млн 200 тыс.). Другими кредиторами России были Франция — 4 млрд 250 млн франков (1 млрд 593 млн 800 тыс. зол. руб.), США — 273 млн $700 тыс. (531 млн зол. руб.), Япония — 296 млн 500 тыс. иен (287 млн 200 тыс. зол. руб.), Италия — 36 млн 100 тыс. лир (13 млн 500 тыс. руб.). Всего же военные долги России составили 7 млрд 931 млн 700 тыс. золотых рублей.

Золото Колчака

Так называемое колчаковское золото — это большая часть золотого запаса Российской империи, оказавшаяся в распоряжении правительства адмирала А. В. Колчака. Золото, хранившееся в Петрограде, в связи с угрозой захвата города германскими войсками, еще в 1915 году было вывезено в Казань. Сюда же, по разным соображениям, доставили позднее золото из Московской и Самарской контор и Тамбовского отделения Госбанка. Таким образом, к лету 1918 года в подвалах Казанского отделения Госбанка оказалось больше половины российского золотого запаса. Поволжье, казавшееся глубоким тылом, оказалось вскоре в эпицентре Гражданской войны. Большевики, опасаясь захвата золота войсками Комитета членов Учредительного собрания (Комуча) попытались вывезти золото, однако им удалось отправить из Казани лишь 100 ящиков золота на сумму 6 млн руб. В начале августа Казань захватили чехословацкие формирования и части Народной армии Комуча под командованием подполковника В. О. Каппеля, впоследствии одного из самых прославленных командиров войск белых. После различных приключений золото 13 октября 1918 года было доставлено в Омское отделение Госбанка. Через месяц с небольшим (18 ноября 1918 года) адмирал Колчак был провозглашен Верховным правителем России, и к золоту, оказавшемуся в Омске без всякого его участия, навсегда прилипло наименование «колчаковского».

Всего в распоряжении адмирала оказалось золота на 645 млн 410 тыс. 870 руб. Физически это были 490 т 448 кг золота, преимущественно в монете и слитках, а также сравнительно небольшое количество золотых полос и кружков. В состав золотого запаса, наряду с российской, входили монеты 14 государств. Больше всего было германских марок — 24 080 тыс. (в эквиваленте — 11 202 552 руб. 27 коп.), далее по паритету шли испанские альфонсы (монеты достоинством в 25 песет, содержавшие 7,2585 г чистого золота) — 892 750 (8 272 741 руб. 49 коп.) и английские соверены — 532 тыс. (5 024 116 руб. 42 коп.). Наиболее экзотическими на фоне американских долларов, французских и бельгийских франков, японских иен, греческих драхм и т. д. выглядели 36 тыс. чилийских кондоров на сумму 2 781 459 руб. 59 коп.

15 января 1920 года, в 21.55 на станции Иннокентьевская близ Иркутска бывший «Верховный правитель России» адмирал А. В. Колчак был передан союзниками уполномоченным иркутского эсеро-меньшевистского Политцентра. Вместе с адмиралом в руках Политцентра оказалось и «колчаковское золото». Вскоре и адмирал, и золото оказались в распоряжении большевиков. Колчак был расстрелян в ночь на 7 февраля 1920 года. Попавшее в руки большевиков золото на общую сумму 409 625 870 золотых рублей не считая копеек было доставлено в Казань. Но что стало с остальным золотом? Нетрудно подсчитать, что разница составляет почти 236 млн рублей золотом.

Золотая лихорадка

Проблема породила обширную литературу, и не только научную. «Колчаковское золото» ищут в заброшенной шахте, в подвалах японских, британских, американских банков, приписывают похищение золота чехословацким легионерам и японским милитаристам, о колчаковском золоте выходили романы в России и Великобритании, кинофильмы, десятки, если не сотни статей. Пожалуй, ни один сюжет об адмирале Колчаке в средствах массовой информации не обходится без упоминания о загадке колчаковского золота. И в самом деле: что может быть увлекательней истории о пропавших сокровищах?

А что же наш брат, историк? Проблема заключалась в том, что в распоряжении российских (да и каких-либо других) историков никогда не было всех документов, позволяющих восстановить историю колчаковского золота. Последняя информация о судьбе вырученных от продаж и полученных в результате займов под залог золота денег гласила, что в конце декабря 1919 года по распоряжению последнего министра финансов колчаковского правительства П. А. Бурышкина деньги были переведены на счета российских финансовых агентов за рубежом. Когда в 1945 году в руки советских спецслужб и архивистов попал эмигрантский Пражский архив, там оказались сведения о чем угодно, но не о деньгах. Дело в том, что российские дипломаты и финансовые агенты передавали документы о финансовых операциях в архивы в последнюю очередь, причем в архивы, находящиеся как можно дальше от Москвы. А некоторые — как бывший посол в Париже Василий Маклаков — держали их при себе до самой смерти.

Таким образом, документы, позволяющие понять, что же произошло с колчаковским золотом, точнее вырученными от его продаж и «золотых займов» деньгами, оказались рассредоточены между российскими, американскими (Гуверовский архив в Калифорнии и Бахметевский архив в Нью-Йорке) и британскими (Русский архив в Лидсе) архивами. Автору этих строк удалось поработать во всех этих архивах и воссоздать историю «движения денег» и золота.

Где деньги?

Всего, по нашим подсчетам, колчаковскими финансистами было отправлено за рубеж золота на сумму около 195 млн золотых рублей. Часть золота — на сумму $35 186 333 (деньги получали во франках, фунтах стерлингов и иенах) была продана с мая по сентябрь 1919 года французским, японским и британским банкам. Большая же часть была депонирована в японских, британских, американских банках в качестве обеспечения кредитов. Самый крупный заем — на 75 млн золотых рублей — был предоставлен совместно британским банком «Бэринг Бразерс» и американским «Киддер, Пибоди и Ко». Британская часть займа была получена в фунтах стерлингов (£3 млн), американская — в долларах ($22,5 млн). Под залог золота был получен также заем у японских банков на сумму почти 30 млн иен (в то время золотой рубль и иена котировались одинаково). Золото депонировалось также для приобретения в кредит винтовок у американского правительства, у фирмы «Ремингтон», пулеметов Кольта у фирмы «Морлинроквель». Один из золотых эшелонов, направлявшийся из Омска во Владивосток, был захвачен атаманом Г. М. Семеновым. В поезде находилось золота на 43 557 744 руб. Оно было израсходовано атаманом на содержание своих войск, и на такие экзотические цели, как попытка привлечь монголов к борьбе против 3−го Интернационала. Для этого барону Р. Ф. Унгерну, отправившемуся в Монголию, было выделено атаманом 7 млн руб.

Львиная доля денег, полученных правительством адмирала Колчака, а также «унаследованных» его преемниками — генералами А. И. Деникиным и П. Н. Врангелем, — пошла на закупку вооружения, боеприпасов и обмундирования. Огромные деньги — свыше $4 млн — пошли на заказ денежных знаков в США. Финансисты Белого движения стремились стабилизировать денежное обращение, для чего были необходимы надежные денежные знаки. В конечном счете изготовленные Американской банкнотной компанией купюры пришлось сжечь, чтобы не платить за хранение. Так в буквальном смысле деньги были пущены на ветер.

Есть ли где-то за рубежом золото, на которое может претендовать Россия? Боюсь, что нет. Договоры с заграничными банками были составлены таким образом, что в случае несвоевременного возврата долга золото переходило в их собственность. Часть золота была продана российскими финансовыми агентами с тем, чтобы рассчитаться по кредитам. Последняя продажа была осуществлена российским финансовым агентом в США Сергеем Антоновичем Угетом весной 1921 года. После окончательного расчета с фирмой «Ремингтон» освободилась часть золотого депозита. Золото было продано японскому Йокогама Спеши банку за сумму, эквивалентную $500 тыс. Любопытно, что эту сумму дипломаты намеревались сохранить для будущего правительства постбольшевистской России. А чтобы лучше скрыть деньги от докучливых кредиторов, их вложили в акции и векселя одного лондонского банка (London and Eastern Trade Bank). Это был формально британский банк, но с русским капиталом, созданный российскими предпринимателями, оказавшимися в эмиграции. А доверенным лицом, на которое были оформлены акции, стал… Густав Нобель, племянник «того самого» Нобеля. Акции банка были проданы уже после Второй мировой войны, а вырученные деньги пошли на помощь русским беженцам, преимущественно во Франции.

Колчаковскому золоту, точнее, вырученным за него деньгам, была суждена неожиданно долгая жизнь после окончания Гражданской войны. Ответственность за них взяли на себя российские дипломаты, создавшие Совет российских послов в Париже и Финансовый совет при нем. На эти деньги происходило расселение армии Врангеля на Балканах, деньги шли на помощь русской эмиграции. Ручеек мелел, но иссяк лишь в конце 1950−х годов. Мне удалось проследить историю «колчаковских» денег до 1957 года, когда умер последний член Совета послов В. А. Маклаков.

История эта чрезвычайно увлекательная. Ей посвящена моя книга «Деньги русской эмиграции: Колчаковское золото. 1918−1957», вышедшая год назад в издательстве «Новое литературное обозрение». Приведенные в ней сведения позволяют поставить точку в продолжающихся почти 90 лет дебатах о судьбе колчаковского золота.

Однако, как оказалось, не все люди в нашей стране читают книги… Или утруждают себя запросами по историческим проблемам, к примеру, в такое довольно известное учреждение, как Академия наук.

Другое золото: Германия

Расскажем также, чтобы «закрыть тему» о судьбе золота, оказавшегося в хранилищах различных зарубежных банков независимо от операций колчаковских финансистов. Этот вопрос неразрывно связан с проблемой урегулирования дореволюционных долгов России. Напомним, что расплатиться по кредитам военного времени российское правительство должно было в срок от трех до пяти лет. Однако другое правительство — советское — по обязательствам предыдущего отказалось платить вообще, чем и решило судьбу золота, отправленного в период Первой мировой войны в хранилища Английского банка. Оно перешло в его собственность. Отказ советского правительства платить по долговым обязательствам царского и Временного правительств определил судьбу и другой части российского золотого запаса — так называемого Брест-Литовского золота (более 120 млн золотых рублей), переданного большевистским правительством Германии по условиям русско-германского финансового соглашения от 27 августа 1918 года и оказавшегося после капитуляции Германии во Франции. Оно там осталось навсегда в порядке компенсации за аннулированные советской властью долги.

Другое золото: Швеция

Накануне Октябрьского переворота в Швецию в обеспечение кредита на 30 млн шведских крон было отправлено золото на сумму 4 млн 850 тыс. руб. (13,15 млн шведских крон). Швеция была страной нейтральной, и формально кредит был открыт консорциуму русских частных банков во главе с Азовско-Донским. Позднее, в 1930−е годы, правительство Швеции, признавшее, что Азовско-Донской банк был «подставным лицом» и золото было государственным, предложило советскому правительству в обмен на его отказ от претензий на золотой вклад передать в его свободное распоряжение 5,5 млн крон. Это был остаток от суммы вклада за минусом долгов российского правительства шведскому Красному Кресту и государственным железным дорогам Швеции за перевозки военного времени, а также долгов русских коммерческих банков. Советское правительство согласилось на предложенные условия, и деньги поступили на текущий счет Наркомфина СССР 2 июля 1933 года.

Другое золото: Великобритания

Проблема российских долгов Англии была урегулирована лишь в 1986 году Михаилом Горбачевым и Маргарет Тэтчер. Советское и британское правительства договорились отказаться от взаимных претензий, при этом суммы, хранившиеся на счетах банка Baring Brothers с 1918 года, должны были пойти на удовлетворение претензий владельцев обязательств императорского правительства, как частных лиц, так и компаний. Компенсации держателям российских облигаций выплачивались из расчета десяти процентов от номинала. Подлежала возмещению и собственность, утраченная в результате большевистской революции. Банк братьев Бэринг оказался единственным из британских банков, отказавшимся передать казначейству деньги, хранившиеся на счетах российских организаций. В 1918 году эти суммы составляли около £4 млн 300 тыс. К 1986 году они достигли, учитывая набежавшие проценты, £46 млн.

Разбираться с претензиями поручили фирме Price Waterhouse. Педантизм британцев оказался сопоставим с немецким. Так, была предъявлена претензия за утрату багажа, в котором находились четыре коробки сардин, три неиспользованных билета на цикл музыкальных концертов и абонемент в оперу. Самая крупная выплата — £900 тыс. — была сделана одной компании в обмен на несколько сотен коробок российских бондов, самая маленькая — £3,63 — в порядке компенсации за потерянный в одном из банков Петрограда депозит на сумму 127 руб.

Несомненно, соглашение о «нулевом варианте» по взаимным претензиям было крупным достижением советской дипломатии. Ведь долги царского и Временного правительств во много раз превышали стоимость золота, некогда отправленного в хранилища Английского банка.

Другое золото: Франция

Сложнее обстояло дело с Францией. В стране насчитывалось свыше 316 тыс. держателей более 3,76 млн долговых обязательств царского времени. Попытки урегулировать проблему несколько раз предпринимались еще в советское время. Решена она была уже в постсоветский период, когда Россия вернулась в «приличное общество» и, в соответствии с принятыми в нем нормами поведения, расплатилась с долгами. 26 ноября 1996 года российское и французское правительства подписали меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым российская сторона взяла на себя обязательство выплатить правительству Франции $400 млн «в качестве полного и окончательного урегулирования взаимных требований между двумя странами, возникшими до 9 мая 1945 года». 27 мая 1997 года в Париже стороны подписали межправительственное соглашение «об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 года». $400 млн были выплачены восемью полугодовыми платежами, последний из которых был осуществлен в августе 2000 года.

Это был опять-таки несомненный успех российских дипломатов и финансистов. Им удалось снизить сумму претензий в два с половиной раза и переложить ответственность за удовлетворение претензий инвесторов (точнее их потомков) на французское правительство. То, в свою очередь, предупредило владельцев облигаций царского времени, что ни один из них не сможет претендовать на сумму, превышающую 70 тыс. франков (около $9,6 тыс.). Разумеется, это в разы, если не в десятки раз было меньше того, чего на самом деле должны были стоить пожелтевшие бумаги, оставшиеся в наследство от дедушек и бабушек. Чьи франки когда-то способствовали индустриализации России.

Конечно, условия соглашения не вызвали восторга у тысяч потомков мелких инвесторов. «Ассоциация держателей царских займов» и по сей день пытается предъявлять претензии французскому правительству, но вопрос решен окончательно. По-видимому, французское правительство, соглашаясь на подписание не самого выгодного для собственных граждан соглашения, стремилось, во-первых, снять препоны для экономического сотрудничества двух стран, во-вторых, отдавало себе отчет в бесперспективности надежд на получение большей суммы. Мало кто в середине 1990−х годов мог предвидеть стремительный рост цен на энергоносители, также как то, что Россия в начале XXI века будет стремиться не отсрочить выплату своих внешних долгов, а, напротив, погасить их досрочно.

Прикрепления: 5346645.jpg(62Kb) · 4517558.jpg(62Kb)


МАВ
 
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 09:04:43 | Сообщение # 2
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
Госдума спросит у правительства о золоте Колчака
текст: Екатерина Дятловская/Infox.ru
опубликовано 3 ноя ‘09
Госдума отправит в Минфин и МИД запросы о возможности возвращения в Россию золота Колчака. С предложением начать переговоры с Британией, США и Японией выступила ЛДПР. Там отмечают, что возврат драгметалла стабилизирует экономическую ситуацию в стране.

справка
«Золото Колчака»
— часть золотого запаса царской России, утерянная во время гражданской войны. В 1914−1917 годах около трети золотого запаса Российской империи было отослано на хранение в Британию и Канаду, а половина отправлена в Казань. 7 августа 1918 года армия Колчака захватила часть хранившегося в Казани золота — около 500 т. Позднее драгметалл советскому правительству удалось вернуть, но не полностью: до 200 т бесследно исчезло.

Комитет Госдумы по международным делам намерен в ближайшие дни направить запросы в правительственные структуры относительно перспектив возвращения в Россию «золота Колчака», вывезенного за рубеж в период гражданской войны. Об этом сообщил «Интерфаксу» глава комитета Константин Косачев.

По его словам, сегодня поступил проект заявления Госдумы на этот счет, подготовленный фракцией ЛДПР. В связи с этим комитет отправит запросы в Минфин, МИД, а также в соответствующие академические институты.

«После получения ответов, после сбора всей информации от компетентных источников по этому вопросу мы обсудим на заседании комитета внесенный фракцией ЛДПР проект заявления Госдумы и выработаем свои рекомендации», — сказал Косачев.

ЛДПР просит золота

Внесенный ЛДПР проект заявления называется «О необходимости проведения переговоров с правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, правительством США и правительством Японии о возврате золота России, вывезенного в эти государства по распоряжению адмирала Александра Колчака».

В нем говорится, что, по данным архива ФСБ, в мае 1946 года была подготовлена справка о местонахождении части золота России, вывезенного из страны по распоряжению Колчака. В справке указывалось, что в ряде японских, американских и британских банков хранится значительная часть этого золота (около 500 т). «Так, например, факт нахождения золота в японских банках неоднократно подтверждался японской стороной», — отмечают депутаты ЛДПР.

«Советское правительство не могло получить вывезенное золото, так как СССР отказался признать финансовые обязательства дореволюционной России. Российская Федерация объявила себя правопреемником и правопродолжателем Российского государства и обязалась выплатить его долги, в связи с чем может поставить вопрос о возврате золота, вывезенного из России в 1919 году», — говорится в проекте заявления Госдумы.

В связи с этим депутаты просят правительство рассмотреть вопрос о необходимости проведения с Британией, США и Японией переговоров по возврату золота, что «в значительной мере будет способствовать стабилизации финансово-экономической ситуации в стране».


МАВ
 
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 09:40:32 | Сообщение # 3
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
ПРОПАВШЕЕ ЗОЛОТО КОЛЧАКА
КТО ПОХИТИЛ ЗОЛОТОЙ ЗАПАС ИМПЕРИИ?

Несколько лет назад на заседании Государственной думы Российской Федерации был озвучен проект весьма любопытного постановления. В нем, в частности, рекомендовалось "президенту России провести переговоры с правительствами Великобритании, США и Японии по вопросу возврата золотого запаса России, вывезенного в эти государства по распоряжению адмирала Александра Колчака".

Сие забавное предложение было сделано Владимиром Жириновским, по словам которого "документальные источники, находящиеся в архиве федеральной службы безопасности РФ, свидетельствуют о том, что в Гонконг-Шанхайском банке, в "Мицубисси-банке", а также в иных американских, японских, французских и британских банках в настоящее время хранится значительная часть золотого запаса России, вывезенного из страны в 20-е годы".

Предложения Владимира Вольфовича имеют странное свойство. Поначалу над ними снисходительно посмеиваются. Проходит всего несколько лет, и они: воплощаются в жизнь!

Мало кто помнит, что разделить Россию на девять федеральных округов или избирать парламент по одним только партийным спискам в свое время предлагал именно Владимир Вольфович (и в ту пору многим это казалось странным).

Как знать, быть может, и предложение отыскать и вернуть на родину колчаковское золото через несколько лет также переместится из разряда забавной парламентской хроники в реальную повестку дня российской внешней политики. Во всяком случае, веские основания для этого есть:

В полном соответствии с законами жанра, "золото Колчака" (так же, как "золото Флинта" или "золото партии") ищут давно и безуспешно.

Впрочем, в отличие от сокровищ сказочного пирата или мифических "партайгеноссе", "золото Колчака" обладает одним ценным качеством - абсолютно точно известно, что оно РЕАЛЬНО СУЩЕСТВОВАЛО.

"Золото Колчака" - это не что иное, как большая часть золотого запаса Российской империи, который самым таинственным образом исчез на заснеженных просторах Восточной Сибири зимой 1920 года.

Сохранился примерный перечень "колчаковских ценностей", перечень, способный взволновать сердце любого кладоискателя: 40 000 пудов золота (около 640 тонн), 30 000 пудов серебра (480 тонн) в слитках и монетах, драгоценная церковная утварь, исторические ценности, драгоценности царской семьи - 154 предмета, среди которых бесценное ожерелье царицы Александры Федоровны и усыпанная бриллиантами шпага наследника Алексея. Наконец, ордена сибирского Временного правительства - "Освобождение Сибири" и "Возрождение России", выпущенные в немалом количестве, но известные доселе только в описаниях. Интересно, что стоимость одного только золота и серебра по самым минимальным оценкам "тянет" на 13,3 млрд. долларов.

Ab ovo

5 августа 1918 года на окраине Казани шел жестокий бой. Мощная артиллерийская канонада перекрывала бесконечный треск винтовочных выстрелов и ужасающие стоны раненых, брошенных прямо в поле.

В самом городе жители прятались по подвалам и без крайней надобности не выходили на улицу, опасаясь угодить под снаряд или случайно поймать "пулю-дуру". Прислушиваясь к угрожающей орудийной пальбе, казанцы гадали, удержат ли красные город или сдадут его невесть откуда взявшимся чехам.

У "красных" был явный перевес в силах, но во многих частях царила анархия. Своеволие революционной поры, когда на полковых собраниях решали ходить в атаку или нет, еще давало о себе знать. "Железный нарком" Троцкий только-только начинал вводить в молодой армии суровую дисциплину, и его тяжелая рука пока не дотянулась до волжских берегов.

Противник чувствовал себя гораздо бодрее. Чехам терять было нечего. Совсем недавно небольшой чехословацкий корпус одним ударом захватил почти весь Транссиб. Внезапный успех окрылил их.

Рядом с чехами наступали добровольческие отряды молодого полковника Каппеля. Добровольцы сплошь состояли из офицеров - оружия у них не хватало, обмундирование обветшало, но дисциплина была отменной и дрались они лихо.

К вечеру 6 августа части красного командующего Вацетиса покинули город. Казань пала.

Две тысячи "белочехов" и добровольцев при четырех орудиях стали хозяевами древней столицы татарского ханства. Офицеры Каппеля заняли телеграф, вокзалы и банк.

В банке полковник приказал осмотреть хранилища и, на всякий случай, взять их под охрану. Впрочем, ничего ценного в казанском банке каппелевцы обнаружить не надеялись. Все понимали: если что-то и было, отряды Вацетиса явно забрали это с собою:

На следующий день Каппель был занят обычными заботами - лазил по захваченным оружейным складам и улаживал какой-то очередной конфликт добровольцев с чехами.

Внезапно перед полковником будто из-под земли вырос тяжело дышавший, запыхавшийся от быстрого бега вестовой. Каппель глянул на него и тотчас понял: случилось нечто чрезвычайное.

"Неужели красные прорвали фронт? Но как, кто, откуда?.. Быть не может:" - в одно мгновение с десяток самых тревожных и самых странных мыслей пронеслось в его голове.

"Говори, не тяни!", - резко бросил он вестовому.

Но тот как-то странно оглянулся, облизнул сухие губы и, ничего не говоря, выразительно посмотрел на командира. Полковник понял и нетерпеливо махнул стоявшим вокруг него офицерам.

Когда рядом никого не осталось, вестовой неожиданно фамильярно прильнул к самому уху полковника и стал что-то торопливо ему нашептывать.

Пока он говорил, Каппель усиленно тер руками виски, чтобы скрыть от посторонних усиливающееся волнение. Когда вестовой закончил, полковник медленно опустился прямо на землю и шумно выдохнул воздух, пытаясь успокоиться.

Новости ошеломили его. Вестовой доложил: в хранилищах казанского банка обнаружено золото погибшей Империи:

Как оно сюда попало?

Интересно, что до сей поры нет абсолютно полной ясности в вопросе, каким же именно образом царское золото (точнее, его значительная часть) оказалось в Казани.

В 1914-1915 годах русская армия отступала из западных областей Империи, и золото (до той поры рассредоточенное по разным городам) спешно изымали из хранилищ Варшавы, Киева, Риги и увозили подальше от огнедышащего фронта - в Москву, Петроград, Нижний Новгород и Казань.

Однако в эти годы в Казани сосредоточилась лишь небольшая часть золотого запаса. Значительно пополнился он только через несколько лет.

Некоторые утверждают, что перевезти петроградское и московское золото на Волгу распорядился еще Николай II незадолго до отречения. Якобы это было сделано на случай прорыва фронта со стороны Германии.

В эту версию верится с трудом, ибо после отступлений 1914-1915 годов фронт держался крепко и никаких опасений по поводу захвата Петрограда или Москвы не возникало. Напротив, после знаменитого Брусиловского прорыва 1916 года в Ставке воспряли духом. Разгром австрийцев на юго-западном фронте надеялись подкрепить разгромом немецких сил - решающее наступление готовилось на 1917 год.

Если же полагать, что царь опасался не немцев, а революционных выступлений, то отправка золота в Казань еще более абсурдна. На случай революции золотой запас необходимо переправлять за границу, а не вглубь страны, откуда после достать его было бы весьма и весьма трудно. К тому же, революционных выступлений не ожидал никто: ни император, ни его сановники, ни даже революционеры-эмигранты. (Историкам хорошо известно, что аккурат накануне февральской революции Ленин больше надеялся на скорое восстание: в Швейцарии, а вовсе не на далекой родине. Надо сказать, так думал не только Ленин, а очень многие революционеры).

Поэтому, скорее всего, верна традиционная версия: золотой запас, еще остававшийся в обеих столицах, был перевезен на Волгу по приказу красного правительства.

Большевики действовали вполне логично. В наследство от старой власти им достался разваленный фронт и разложившаяся армия. Германцы стояли у порога. Переговоры в Брест-Литовске в любую минуту могли прерваться (да и последующий Брестский мир был крайне непрочен). Если бы армии кайзера начали масштабное наступление, то, возможно, ни Питер, ни Москву удержать бы не удалось.

Судьба сыграла с Лениным и Троцким злую шутку. Германское наступление так и не началось, Москва и Петроград захвачены не были. А вот Казань, до поры казавшаяся более надежным и безопасным местом, стала ловушкой.

"Золотой полковник"

Получив известие об удивительнейшей находке, полковник Каппель действовал решительно.

Нескольким солдатам, которые обнаружили золото, под страхом смертной казни запретили кому-либо говорить о нем. В караулы поставили самых надежных и преданных офицеров. Немедленно началась спешная подготовка к эвакуации золота из Казани - в любой момент красные могли отбить город обратно.

Прибывший на Волгу Троцкий быстро восстановил порядок и боевой дух в частях - еще вчера усталые и унылые большевистские армии приободрились, остановили чехов и белых, а после город за городом стали возвращать Поволжье.

Однако Каппель оказался не только лихим командиром, но и распорядительным администратором. Эвакуация золота прошла отлично: вначале его переправили в Самару (где заседал так называемый Комуч - Комитет Учредительного Собрания), а затем в Сибирь.

Интересно, что несметные богатства путешествовали по разоренной, бунтующей стране в полной сохранности. Сложно сказать, что было бы, если бы в Казани на месте полковника Каппеля оказался какой-нибудь атаман Кудеяр, коих в ту пору в России развелось немало. Возможно, золото "раздербанили" бы уже прямо в Казани.

Каппель был человеком иного закала. Ни сомнений, ни искуса взять себе хотя бы малую часть золота у него не было и быть не могло. Полковник с полным основанием мог повторить слова отставного таможенника Верещагина: "Я мзды не беру, мне за державу обидно". Так он и прожил свою короткую, но яркую жизнь.

Интересно, что злейшие враги времен гражданской (идейные белые добровольцы и идейные большевики) в чем-то были похожи друг на друга. Каждый по-своему, они ИСКРЕННЕ любили Россию и без всяких колебаний отдавали за нее жизнь. Служение идее и для тех, и для других стояло безмерно выше богатства и почестей.

Бескорыстие и самопожертвование отличали искренних большевиков и искренних добровольцев от темной массы иных деятелей времен гражданской - бесчисленных "атаманов", спекулянтов, мешочников, налетчиков, негодяев-садистов, зверствовавших в тылу в красных "чрезвычайках" и белых "контрразведках".

И с белой, и с красной стороны в бой шли лучшие люди России. Они первыми поднимались в атаку и первыми принимали пулю. В лютой схватке гибли самые мужественные. Трусы и негодяи, скрывшиеся за их спинами, как правило, выживали:

Забавный факт. Бесшабашная храбрость "каппелевцев" нашла символическое отражение даже: в советском кинематографе. В классическом фильме "Чапаев" каппелевцев изобразили в знаменитой сцене так называемой "психической атаки", когда офицерский полк, встав в полный рост, отчаянно идет прямо на пулеметы.

И Чапаев, и Каппель оба погибли в гражданскую:

Волею судеб полковник Каппель стал одной из ключевых фигур в истории золота - именно он отбил его у красных, но не позволил разграбить и растащить по карманам, а сумел в целости переправить в Сибирь. Мы позволим себе немного отвлечься и доскажем историю трагической жизни полковника.

Владимир Оскарович Каппель стал одним из наиболее талантливых командиров колчаковской армии. Ему присвоили чин генерала и бросали на самые тяжелые участки фронта. Не раз и не два он выходил победителем из самых безнадежных ситуаций. Но отдельные успешные операции ничего не могли изменить в общей судьбе колчаковского движения.

В начале 1920 года недолговечная Сибирская держава Колчака канула в лету. Сам Верховный правитель оказался в Иркутске заложником чехов и местного ревкома.

В те дни Каппель стоял один - среди всеобщей подлости и предательства. И чехи, и "союзники", и сибирские казаки - все оставили адмирала.

Благоразумие подсказывало и ему - войти в переговоры с врагом и спасти свою жизнь. Но мятежный дух потомка русских дворян и шведских рыцарей противился велениям холодного рассудка.

И вековая память, прорывавшаяся сквозь столетия, не оставляла Каппелю выбора. Он знал: есть вещи ценнее жизни. И не мог покинуть плененного адмирала:

В "ледяной Сибирский поход" Каппель никого не гнал силой. С ним пошли только те, для кого честь была выше жизни. С горсткой добровольцев он ринулся к Иркутску, в отчаянной и безумной попытке спасти адмирала.

Они шли по замерзшему Енисею, в нестерпимый мороз, под пронзительным ледяным ветром - оборванные, голодные и обессилевшие от ран:

Шли без надежды. И не было выбора - победить или умереть. Они шли умирать.

Бог не дал им удачи. На реке Кан Каппель провалился в ледяную полынью. У него началась гангрена, и прямо в полевых условиях ему ампутировали ноги. Но пока в нем теплилась хоть искорка жизни, Каппель ехал на лошади впереди своего маленького, отчаянного отряда.

Врага разбить не удалось - слишком неравны были силы. Умирая, Каппель все время бредил новым прорывом. Он уже не мог подняться, но с его запекшихся губ все еще слетало что-то, похожее на военные команды.

25 января командующий умер.

После смерти Каппеля на военном совете было решено начать отступление.

Ясным зимним утром в заснеженном поле, за селением Верхнеозерская на горизонте показалась тонкая темная линия. По безлюдному простору сибирской глуши, обмороженные и израненные, каппелевцы начали отход в Забайкалье.

Дикий ветер безжалостно гнал их по ледяной пустыне - все дальше и дальше от коренной России. В их душах не было ни отчаяния, ни надежды; лишь горечь и пустота: Они уходили побежденными и проклятыми судьбой.

Это был их последний поход - они уходили в прошлое, унося на руках мертвое тело своего командира:

Табак японский, правитель омский:

Вернемся в 1918 год.

На необъятных просторах безвозвратно канувшей в лету Империи царил невообразимый хаос.

Чуть не в каждой губернии учреждалось свое "самостийное" правительство и чуть не в каждом уезде объявлялся свой батька-атаман. Атаманы все как на подбор были без "золотого запасу", с весьма неопределенной политической программой и совершенно определенным желанием грабить и тащить все, что попадется под руку.

После мятежа чехословаков в Сибири о большевиках и думать забыли. Зато все иные политические оттенки были представлены в избытке. Вчерашние злейшие враги бомбисты-эсеры и сановники-монархисты заседали в одних и тех же "правительствах", "директориях", "думах" и "комитетах". Очередной "столицей новой России" объявлялись то Уфа, то Оренбург, то Омск, то Екатеринбург.

Еще дальше на востоке, в Забайкалье, правил бал лихой атаман Семенов, доблестно грабивший всех без разбору: и местных казачков, и бурято-монгол, и подвернувшихся под руку китайских торговцев опиумом и пробиравшихся в Харбин господ-офицеров.

Никакой власти над собой Семенов не признавал и признавать не собирался. Воевать с большевиками ему было лень. Грабить безответных бурят было куда легче, чем подставлять лоб под комиссарские пули. На веселых попойках буйный атаман любил порассуждать о создании в Забайкалье и Монголии нового государства (не то царства, не то ханства) с ним, Семеновым, во главе и под покровительством: японского императора.

18 ноября 1918 года сибирской вольнице пришел конец. В результате военного переворота в Омске было свергнуто очередное "правительство" и власть в свои руки взял Колчак-Полярный. И очень многие тотчас же увидели в Колчаке будущего диктатора и "освободителя" России.

Колчак был отважным полярником, талантливейшим адмиралом и совершенно никчемным политиком.

Собственно, к политической роли он себя никогда не готовил. Для царского морского офицера политика была уделом почтенных старых сановников (консерваторов), болтунов-профессоров (думских либералов) или господ бомбистов (революционеров).

Первых Колчак всегда считал тупицами, льстецами и казнокрадами, вторых - пустозвонами, а третьих - просто сумасшедшими.

В императорской России военные традиционно смотрели на штатских свысока, а политика в офицерской среде считалась уделом смутьянов и бездельников.

Роковой семнадцатый год перевернул весь его мир.

Будущее пугало адмирала. Натура военного жаждала твердого порядка и определенности. А революция вседневно и ежечасно рождала хаос, и завтрашний день России представлялся в совершеннейшем тумане.

Из охваченной смутой страны Колчак уезжает за границу, надеясь за морем найти применение своему таланту. Но в 1918 году он вновь оказывается на родине, вернее в Харбине, на самой дальней восточной окраине развалившейся Империи.

Отсюда, из Харбина, адмирал начинает свой путь - путь, который всего через два года приведет его к ледяной полынье на Ангаре-реке.

На Колчака обращают внимание самые разные политические группы: и бывшие офицеры, и сибирские промышленники, и, главное, союзники из Антанты. За несколько месяцев Колчак проходит путь от полубездомного отставного моряка до диктатора Всесибирского.

Вместе с властью от прежнего омского правительства Колчак получил поистине царский подарок - золото Империи, захваченное Каппелем в Казани.

Странно, но факт. Ревизию попавшего в его руки золотого запаса Колчак распорядился провести лишь через ПОЛГОДА, в мае 1919-го.

Надо сказать, что к этому времени золотой запас несколько истощился - правительство адмирала лихо тратило деньги на военные закупки и задабривание союзников. Тем не менее, львиная доля золота сохранилась.

После ревизии деньги и ценности разделили на три части.

Теперь будьте внимательны.

В первую часть вошли 722 ящика золотых слитков и монет. Их переправили в глубокий колчаковский тыл - в Читу.

Вторая часть - сокровища царской семьи, драгоценная церковная утварь, исторические и художественные реликвии - хранилась в городе Тобольске (среди прочего там была и серебряная вызолоченная рака из-под мощей Иоанна Тобольского весом в 35 пудов). Ответственным за хранение был назначен начальник тобольского гарнизона штабс-капитан Н.Г. Киселев.

Наконец, третья часть - самая крупная - осталась при адмирале Колчаке. Это и был знаменитый "золотой поезд", колоссальной "стоимостью" более 650 млн. золотых рублей.
(Продолжение следует)


МАВ
 
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 09:43:07 | Сообщение # 4
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
ПРОПАВШЕЕ ЗОЛОТО КОЛЧАКА
КТО ПОХИТИЛ ЗОЛОТОЙ ЗАПАС ИМПЕРИИ?

(Продолжение 2)

На что же тратил адмирал царское золото?

В первую очередь Колчак приступил к вооружению новой Сибирской армии. Он не желал оставаться в Омске и строить "самостийное" Сибирское государство (хотя к этому его призывали так называемые "областники"). Лавры "хана Кучума" не прельщали адмирала - он желал непременно начать поход на Москву и "освободить Россию от большевистского ига".

На колчаковских военных закупках наживались все, кто только мог. Сам адмирал, безусловно, был безупречно честным человеком. Взять себе хоть одну казенную копейку он не мог - столь постыдный поступок был невозможен для русского офицера, превыше всего дорожившего своей честью.

Но Верховный правитель России оказался никуда не годным администратором. В многочисленных комитетах и отделах его правительства, в разбухших до невозможности штабах расплодилось неимоверное количество мздоимцев, казнокрадов и откровенных авантюристов.

Контрразведка, которая была призвана каленым железом выжигать крамолу, сама превратилась в классическую "криминальную крышу" (выражаясь модным нынче языком) - под ее сводами расцвели провокаторство, спекуляция, опиумная торговля и элементарное воровство.

Не упускали своего и западные советники, представители и подрядчики.

В результате за все, что получал Колчак от "союзников", он платил втридорога. Добровольная помощь Антанты белым армиям - сказки. Во всяком случае, в отношении Сибирской армии Колчака. За каждый поставленный патрон, за каждую винтовку, за каждую шинель - за все было заплачено русским золотом. И не просто заплачено, а многократно переплачено. В общем, вооружение и снабжение армии Колчака превратилось для Антанты в отличную коммерческую операцию.

За время своего правления Колчак получил от Англии и Франции: 600 тыс. винтовок, 200 тыс. комплектов обмундирования, 30 самолетов, свыше 200 автомашин. На четырехсоттысячную армию немного. И заплатил за это более 242 млн. золотых рублей. По действовавшим тогда ценам это была непомерно дорогая плата.

Колчак-Полярный, прекрасный флотоводец, на суше, увы, оказался полным банкротом. Начавшееся в начале 1919 года наступление на Востоке уже к середине лета обернулось крахом. Силой мобилизованные в армию Колчака сибирские крестьяне отказывались воевать и дезертировали. По всей Сибири свирепствовали банды и мародеры. Порядка не было нигде - ни на фронте, ни в тылу, ни в самом Омске. На роль диктатора Колчак явно не годился.

И вскоре адмирал бежит из своей сибирской столицы. Омск, Томск, Новониколаевск (Новосибирск): Все дальше и дальше на восток. И с ним таинственный "золотой поезд".

Красные неотступно идут по пятам. И, как всегда бывает на тонущем корабле, крысы покидают его - Колчака внезапно и коварно предают бывшие союзники - чехословацкий корпус. Чехи видят: из сибирского капкана живыми им не выбраться. С запада наседают красные армии. Впереди на востоке - красные партизаны.

И чехословацкие командиры принимают решение - спастись ценою головы Колчака и русского золота. Вскоре Колчак арестован и выдан иркутскому ревкому. К последним дням его жизни мы еще вернемся:

1 марта 1920 года в селе Кайтул белочехи подписывают соглашение. Они обязуются выдать представителю Ревкома Иркутска золотой эшелон - 18 вагонов, содержащих 5143 ящика и 1578 мешков с золотом и другими драгоценностями (311 тонн), номинальной стоимостью 408 млн. золотых рублей. Чехи надеются, что выдав золото, они получат право спокойного проезда на Восток по Транссибу:

Итак, казалось, история, начавшаяся в казанских подвалах, закончена - золото возвращается Советской России. Но иркутский ревком не знал и не мог знать настоящую бухгалтерию золотого запаса. А потому и не понял - чехи вернули только ЧАСТЬ золота.

Подсчитаем.

722 ящика золотых монет и слитков отправляется в середине 1919 года в Читу. Сокровища царской семьи, драгоценная утварь, исторические и художественные ценности - в Тобольск. Наконец, третья часть, самая крупная, превращается в "золотой поезд" Колчака. По состоянию на конец лета 1919 года в нем находится денег и ценностей примерно на 650-660 млн. золотых рублей (с учетом трат Колчака на закупку вооружения - большую часть этих трат адмирал произвел в первой половине 1919 года).

Но 1 марта 1920 года белочехи передают Иркутскому ревкому всего 408 млн. золотых рублей! Получается, что при паническом отступлении Колчака из Омска, "по дороге" куда-то пропали 240-250 млн. А это около 200 тонн золота!!!

Кроме того, неясной оставалась судьба читинского запаса и тобольских сокровищ.

В этом месте заканчивается та часть истории колчаковского золота, которая более или менее достоверна. Далее мы вступаем на топкую почву мифов, версий и туманных предположений.

Что ж, попытаемся в них разобраться:

ИСТОРИЯ ПОИСКОВ

1959 год. Район границы СССР и Турции

Автомобиль на полной скорости мчался по шоссе. Водитель, пренебрегая простейшими правилами безопасности, то и дело посматривал по сторонам.

"Не нервничай, смотри вперед на дорогу, не то в лепешку расшибемся", - пожилой представительный мужчина, вальяжно развалившийся на переднем пассажирском сиденье, покровительственно хлопнул беспокойного водилу по плечу. В ответ он услышал короткое и смачное американское ругательство.

Но добродушный пассажир вовсе не обиделся и, пробормотав что-то себе под нос, замурлыкал веселые куплеты о том, как "две девушки ждали одного молодого моряка, а он возьми да и привези себе невесту из-за моря". Но через минуту он вдруг умолк, пристально посмотрел на своего спутника и, решительно положив руку на руль, глухо сказал: "Остановись!"

Едва съехав на обочину, оба странных попутчика, как ошпаренные, выскочили из машины и одновременно затараторили по-английски. Несколько минут они, совершенно не слушая друг друга, яростно кричали каждый о своем. Потом, словно внезапно поняв нелепость ситуации, умолкли.

Пожилой пассажир примирительно положил руку на нервно вздрагивающее плечо своего спутника: "Послушай, успокойся, не кипятись: Мы все сделали, осталось три шага - добраться до границы, перейти ее и обвести вокруг пальца турок: Успокойся, я тебе обещаю - мы перейдем границу. Я сколько раз тебе говорил - я знаю тропу, о которой ни русские, ни турки понятия не имеют.

Да не трясись ты - никто за нами не смотрит! Если бы они следили за нами, то взяли бы еще в Сибири. Или в Москве. Чего им тянуть? Сам подумай.

Ты не о том думаешь. Ты лучше думай, как нам на той стороне, от этих башибузуков груз утаить. Пока доберемся до консульства, всякое может случиться. В этих краях в полиции вор на воре сидит - клейма негде ставить. Еще и в зиндан могут бросить, как шпионов из Совдепии.

А вообще все будет отлично. Я не чувствую, я знаю. Здесь, в России, говорят - не дрейфь".

Последние два слова он произнес по-русски, абсолютно чисто, без всякого акцента.

Надо сказать, что за долгие годы, проведенные в США, Вячеслав Богданов не только не забыл русский язык, но и сумел сохранить чистоту родной речи, что, в общем, для него было не так просто. Он даже специально тренировался. Впрочем, дело было вовсе не в ностальгии. Просто Богданов знал: однажды он должен будет вернуться в Россию, чтобы завершить:

О том, что он должен был завершить, Богданов не рассказывал никому; до последнего надеялся сделать все сам. Будто чувствовал: от помощников помощи придет на копейку, а беды на рубль. Но потом все же понял, что без них не обойтись. И ведь как в воду глядел - его попутчик, американец Смит (долгое время работавший инженером в СССР и потому избранный им в качестве компаньона) из-за своей трусости грозил в самый последний момент завалить все дело.

На утешительные слова Богданова американец ничего не ответил. Постоял немного, сплюнул, что-то буркнул под нос, потом посмотрел на быстро темнеющее небо и обреченно зашагал обратно к машине. Через минуту они продолжили свой путь.

Смит резко толкнул чуть задремавшего Богданова - тот мгновенно открыл глаза и прямо перед собой увидел постового, сигналившего им, чтобы остановились. Богданов тихо чертыхнулся и потянулся на заднее сиденье за документами. Машина сбросила скорость и начала притормаживать.

Вообще-то он надеялся, что они проскочат так. Объясняться с постовыми было делом не из приятных. Причем Богданова беспокоило не то, что они как сумасшедшие неслись по трассе. Хуже было другое - их иностранные паспорта явно привлекут внимание; тем более здесь, недалеко до приграничной зоны. Придется давать объяснения; наверняка, в отделение потянут. Еще чего доброго и багаж пожелают проверить.

От этой мысли ему стало немножко не по себе, но он тут же взял себя в руки. Самые разные нюансы продумывались им сотни раз, и на этот случай у него также имелся отличный план действий. А может, дело еще удастся уладить прямо здесь, так, полюбовно:

Вдруг Богданова резко качнуло в сторону. Машина взвизгнула и резво рванула вперед, проскочив мимо оторопевших от неожиданной наглости милиционеров.

В первое мгновение Богданов не понял, что произошло. Но уже через несколько секунд он пытался вырвать руль у остервеневшего Смита: "Какого черта ты не остановился? Тормози, кретин!!! Это обычная проверка: Сейчас они бросятся за нами:Тормози:"

В тоже мгновение странные путешественники услышали вой сирены:.

Но Смит уже не слушал Богданова. Страх, копившийся в нем неделями, теперь вырвался наружу и захватил его всего целиком. В какое-то мгновение на посту ему показалось, что сейчас у них потребуют открыть чемоданы и:

Богданов выпустил руль, понимая, что тормозить уже поздно. Сейчас надежда только на чудо. Его душила бессильная злоба на дурацкую трусость Смита, который так глупо подставил их.

Впрочем, до заветного поворота было недалеко. "Главное, чтобы не начали стрелять. Может, еще и успеем:"

В этот момент Смит лихо свернул с главной дороги. "Как он узнал поворот?.." - пронеслось в голове у Богданова; и это было последнее о чем он успел подумать.

Странно, но ни выстрелов, ни звона стекла, ни хрипа своего пассажира американец не услышал. Вцепившись в руль, он смотрел только вперед и в ушах у него гремела какая-то дикая какафония ужасных звуков. В конце дороги он еле успел затормозить - еще пару секунд и машина сорвалась бы вниз, с обрыва.

Американец оглянулся и увидел, что по машине стреляли. Почему он не услышал выстрелов? Он что оглох?

Смит тупо смотрел на Богданова, чуть съехавшего вниз и неподвижно лежавшего с запрокинутой головой.

Крови не было видно. Смит не был врачом и никогда не видел трупов. Он помнил, что в таких случаях надо попробовать пульс, но боялся даже прикоснуться к Богданову. Какое-то странное чувство и без всякого пульса подсказывало ему - его злосчастный спутник и компаньон мертв.

Через секунду он бросился в темноту придорожных кустов. Минут пять бежал, не разбирая дороги; падал, обдирал руки в кровь о какие-то корни и колючки, не чувствуя боли, вскакивал и, раздирая ветки, продолжал бежать. Он боялся оглянуться - ему казалось, что вот-вот сзади на него набросится несколько дюжих молодцов, повалят и придавят к земле.

Еще минут через десять почувствовал - все, больше не может. Будь что будет. Тяжело дыша, он рухнул на землю.

Отдышавшись, инженер чуть ус покоился и стал прислушиваться к звукам леса. Внезапная тишина поразила его. Отстали? Оторвался?

Он стал вспоминать инструкции Богданова. Впрочем, долго память напрягать не пришлось - все наставления русского были давно заучены им наизусть.

Тропинку Смит отыскал быстро. "Значит, не обманул:" - с каким-то благоговением подумал он о покойнике.

Он посмотрел вверх - высоко над ним было темное, почти черное южное небо. Сейчас ему хотелось верить Богданову - верить в то, что он рассчитал все точно, что он не ошибся, что эта тропинка, действительно, выведет его на ту сторону. О багаже, оставшемся в машине, Смит даже не вспоминал:

У брошенной машины было многолюдно. Милиционеры никак не могли взять в толк, почему здесь внезапно оказались комитетчики, свалившиеся на место происшествия буквально как снег на голову. Откуда они так быстро узнали обо всем?

Между тем чекисты про себя от души материли не в меру расторопных стражей дорог. Инцидент с патрульно-постовой службой никто не планировал. Формально милиционеры были правы - преследовали нарушителей. Тем более, никаких иных инструкций им никто не давал. Поэтому досаду приходилось скрывать.

Впрочем, не все было так плохо. В багажнике автомобиля обнаружился кое-какой улов - целых четыре чемодана. Вскрывать их решили аккуратно, с соблюдением всех мер предосторожности - Бог его знает, какие сюрпризы могли заготовить американские путешественники.

Когда замки вскрыли, комната на минуту погрузилась в гробовое молчание - перед изумленным взором чекистов предстали аккуратные густо-желтые слитки с клеймом в виде двуглавого орла - десятки килограммов российского императорского золота:

До сих пор никто не знает всех обстоятельств этой удивительной истории. Зарубежные и российские исследователи бесконечно долго (и, похоже, бесплодно) спорят друг с другом, удалось ли Смиту уйти за кордон и существовал ли он вообще; как и почему чекисты взяли под подозрение Богданова и сколько же золота было найдено в багажнике его машины.

Впрочем, практически все сходятся в главном - судя по всему, Вячеслав Богданов стал одним из немногих счастливчиков, кто добрался-таки до колчаковского золота (правда, только до небольшой его части).

Но и эта малая толика не принесла ему счастья, а, напротив, раньше срока свела в могилу. Впрочем, говорят, что зарытые в землю клады испокон века убивают всех, кто дерзнет их отрыть и извлечь на свет Божий.

Интригующая история Богданова началась в том самом 1920 году. Вячеслав Богданов служил офицером в колчаковской армии. Ему и поручику Дранкевичу вместе с группой солдат, среди всеобщей неразберихи и отступления, удалось похитить около 200 кг золота из "адмиральского поезда".

Богданов и Дранкевич отлично понимали: уйти с золотом за кордон сейчас невозможно. Отбить его мог кто угодно - и красные, и чехи, и узкоглазые казачки всевеликого атамана Семенова. И даже если бы удалось вырваться из Забайкалья, то в Маньчжурии могли напасть местные банды хунхузов, а в Приморье золото, скорее всего, перекочевало бы к доблестным желтолицым воинам его величества микадо.

Недолго думая, Богданов и Дранкевич спрятали основную часть золота в одной из заброшенных церквей на юго-восточном берегу Байкала. С собой решено было взять лишь несколько слитков, которые легко можно было припрятать. Закопав золото, Богданов и Дранкевич перестреляли всех солдат, кто помогал им. Чуть позже Богданов застрелил и Дранкевича, а после бежал в Китай. Уже из Китая он перебрался в США.

Какое-то время эмигрант ждал падения большевиков и возможности спокойно вернуться в Россию и отрыть заветные сокровища. Но годы шли, а большевики, похоже, никак не собирались отдавать Богу душу.

Лишь после войны, в конце 50-х, когда советский режим стал постепенно "оттаивать" и к иностранцам стали относиться чуть менее подозрительно, Богданов решил под видом туриста пробраться в СССР

Вся сложность состояла в том, что в Советском Союзе иностранцы передвигались по строго ограниченной территории (в основном - Москва, Ленинград и некоторые курорты Крыма и Кавказа).

Богданову пришлось пойти на разные ухищрения, чтобы добраться до Сибири. На самом деле, его успех объяснялся довольно просто - КГБ с самого начала взяло его под подозрение и решило предоставить некоторую свободу действий, чтобы проследить за ним - чем займется, с кем будет встречаться.

В КГБ копателя кладов приняли за штатного американского шпиона. Это была ошибка - Богданов действовал на свой страх и риск; и потому с самого начала его экспедиция была обречена на провал.

Но ошибка КГБ, в конечном счете, обернулась победой - часть старого русского золота вернулась государству. К сожалению, эта была лишь незначительная часть запасов "адмиральского поезда".

Впрочем, и Богданов был далеко не единственным искателем пропавшего золота.

Золотой писарь

5 июля 1941 года в Москве был взят под стражу некий Карл Пуррок, гражданин Эстонской ССР. Ему было предъявлено довольно странное обвинение - по статье 169 части 2 УК РСФСР "за злоупотребление доверием и обман органов власти".

А менее чем через год, 2 июля 1942 года Особое совещание при НКВД СССР распорядилось: "Пуррока Карла Мартыновича за мошенничество заключить в исправительно-трудовой лагерь сроком на 5 лет". 10 сентября того же 1942-го Пуррок умер в Приволжском лагере НКВД.

Так была поставлена печальная точка в длинной истории, начавшейся в августе 1919 года. В тот месяц Карл Пуррок, 26-ти летний переселенец из Эстонии, был призван в армию Колчака из деревни Сережи Барнаульского уезда. Эстонец был грамотным и его тут же определили полковым писарем в 21-й запасной Сибирский полк. Прослужить Пурроку довелось всего несколько месяцев, однако именно они сыграли роковую роль в его судьбе.

21-й запасной пехотный полк отступал к Иркутску вместе с "золотым поездом". Запасникам повезло - они избежали кошмара Сибирского ледяного похода. Однако в октябре 1919 года на станции Тайга одна из рот полка получила приказ сопровождать некий "особо важный" обоз.

Обоз был весьма внушителен - состоял он более чем из ста подвод. Карл заметил довольно странную вещь - когда на подводы из вагонов спешно перегружали какие-то ящики, вокруг крутилось довольно много невесть откуда взявшегося начальства.

Позже, на следствии в НКВД в 1941 году, Пуррок утверждал: в обозе находилось 26 ящиков золота в слитках и монетах достоинством 5 и 10 рублей, выгруженных из эшелона, и другие ценности. По его словам, чтобы добро не досталось врагу, солдаты выкопали несколько ям, куда по распоряжению командира полка полковника Швагина зарыли кожу, шинели, седла, подковы, револьверы системы "наган" и те самые 26 ящиков с презренным металлом.

Закапывали "клад" в тайге лишь четверо - сам полковник, двое рядовых и эстонский писарь.

Но "золотой команде" не повезло - уходя от места схрона, он наткнулись на партизан. Двое солдат были убиты. А на следующий день Швагин и Пуррок были взяты в плен красноармейцами.

Эстонец думал, что приговоренный к расстрелу полковник расскажет красным о золоте и, тем самым, попытается спасти свою жизнь. Но Швагин ничего не сказал. Подивившись мужеству полковника, Пуррок также почел за благо промолчать, тем более, что ни его, ни Швагина особенно ни о чем не расспрашивали; а ему, "насильно мобилизованному" рядовому (в отличие от "золотопогонника"-полковника), никакой расстрел не грозил.

Вместо этого Карла Пуррока, "насильно мобилизованного в белую армию", тут же насильно мобилизовали в Красную, определив в 18-й запасной пехотный полк. Красноармейцем эстонец побыл всего два месяца: в декабре 1919-го его отпустили домой.

Во время службы он мудро держал язык за зубами и никому даже не заикнулся про спрятанное золото. Такая предусмотрительность позволила ему спокойно перебраться в 1922 году вместе с семьей в независимую Эстонию.

Тут Карл, видимо, почувствовал себя в большей безопасности и начал болтать. Двоюродный брат Пуррока, инженер Аугуст Лехт, убедил его, что нужно как-то попасть в Сибирь. Срочно.

В конце концов, кладоискатели отправились в советское консульство в Таллине и подали заявление, в котором с тупою прямотой указали - им нужна виза "для отыскания зарытого в 1919 году золота на станции Тайга".

Несмотря на столь диковинное объяснение цели своей поездки, эстонцы получили визу и: жарким августом 1931 года Пуррок и Лехт сошли с поезда на вожделенной сибирской станции.

Но вскоре их ждало разочарование - за двенадцать прошедших лет эти места сильно изменились: старые деревья были спилены, а на их месте рос молодой лиственный лес.

Пройдя несколько километров, Пуррок обнаружил то, что искал: возле дороги был вал длиною 3-4 метра, в котором находилось истлевшее сукно. Этот ориентир позволил ему определить место, где, по его мнению, было зарыто имущество 21-го колчаковского полка.

Бывший писарь так увлекся поисками, что не заметил, где и как из пиджака, который он из-за жары носил на руке, вывалилось портмоне с паспортом, деньгами и разрешением на въезд в СССР.

Изрядно перепугавшись, эстонцы решили немедленно возвратиться в Москву. В родном посольстве Пурроку выправили нужные документы, и братья отбыли на родину.

Экспедиция закончилась сплошными убытками - Пуррок накануне поездки влез в изрядные долги.

Эстонцы и не подозревали, что все это время органы ОГПУ тихо и незаметно "вели" незадачливых кладоискателей.

В Эстонии Пуррок окончательно пал духом. Но инженер Лехт решил: несмотря ни на что золото все-таки нужно искать. Причем не при помощи заступа и кирки, а посредством новейших технических приспособлений. Для этого он познакомился с германским адвокатом Кайзером, страстно увлеченным поисками подобных кладов. Немец в свою очередь свел эстонцев с жившим в Германии болгарином Митовым, придумавшим "специальный аппарат по обнаружению в земле металла".

В 1935 году это чудо техники привезли в Таллин и попытались переправить в Москву. Советские компетентные органы отнеслись к затее и устройству, весившему около центнера, с должным почтением. Пуррок и Митов выехали в Москву и смиренно ожидали, пока нужный им груз прибудет по железной дороге. В это время советские спецы тщательно изучали "игрушку". Их работа закончилась только в ноябре, когда снег выпал не только в Сибири, но и в Москве: Пришлось болгарину везти свое изобретение обратно в Берлин.

Затем, во второй половине 30-х, Пуррок и Лехт пытались получить новое разрешение на въезд в СССР, но уже безуспешно. Видимо, органы окончательно убедились в несостоятельности Пуррока как кладоискателя (и сочли его обычным сумасшедшим).

Тем не менее, в конце тридцатых, ситуация опять переменилась. С папок, скрывающих в себе описания похождений двух эстонцев-кладоискателей, неожиданно стряхнули архивную пыль.

4 июня 1941 года один из ближайших соратников Берии - Богдан Кобулов распорядился вызвать эстонца в Москву и: развернуть поиски пропавшего золота!

Уже 9 июня Пуррок в сопровождении сотрудников 2-го спецотдела НКВД СССР Кузьмина и Митрофанова отправился в Сибирь. Как видно из секретного отчета, с 13 по 23 июня кладоискатели тщательно обследовали окрестности станции Тайга, но удача им так и не улыбнулась. Пуррок к тому же захворал (у него обнаружили грыжу), то и дело путался в своих показаниях, а прикрепленные к нему чекисты не смогли извлечь из полученной информации ничего путного.

Отыскав-таки указанную эстонцем "пятую лесную дорогу справа от первой просеки", кладоискатели НКВД распорядились выкопать 148 шурфов глубиной 1,75 м на расстоянии 14-16 м друг от друга.

Потом, на всякий случай, вырыли еще 100 шурфов на 4-й лесной дороге, но: ничего не нашли. Как всегда, подвели детали - экспедиция готовилась в страшной спешке и по чьей-то расхлябанности, чекисты забыли, что в некоторых своих показаниях (а эстонец постоянно менял их) бывший колчаковский писарь указывал: полковник Швагин велел зарыть золото на глубине два с половиной метра.

Эстонцу его забывчивость вышла боком. Но после смерти Пуррока: история не закончилась. Когда отгремели последние залпы Великой Отечественной, она получила неожиданное продолжение.

В 1954 году со старых папок уже во второй раз смахнули пыль. И к поиску "Золота Пуррока" вместо москвичей подключились местные сибирские чекисты:
(Продолжение следует)


МАВ
 
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 09:45:10 | Сообщение # 5
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
ПРОПАВШЕЕ ЗОЛОТО КОЛЧАКА
КТО ПОХИТИЛ ЗОЛОТОЙ ЗАПАС ИМПЕРИИ?

(Продолжение 3)

Геофизики в погонах

Смекалку, которой не хватило эстонцам, проявили сотрудники 5-го отдела УКГБ по Кемеровской области Кулдыркаев и Бяков. Они рассудили, что специальный чудо-аппарат для отыскания под землей золота в данном случае совершенно не нужен - можно обойтись обычным металлоискателем. Пуррок ведь четко заявил, что в одной из ям были закопаны стальные конские подковы. Поэтому чекисты привлекли к изысканиям геофизиков М.М. Федорова и М.К. Грязнову с магнитными весами Шмидта, позволяющими обнаружить в земле железо.

Не мудрствуя лукаво, сибирские спецслужбисты легко отыскали следы раскопок 1941 года, пробили в земле 360 скважин глубиной 2,5 метра и: ничего не обнаружили.

Несколько дней по обеим сторонам таинственной "пятой лесной дороги", параллельно тракту, бродили геофизики со своим аппаратом, который, кстати, несколько раз специально проверяли на исправность. Но результат изысканий все равно был неутешителен. В конце концов, работы решено было прекратить - "ввиду неправдоподобности показаний Пуррока".

Более того. Кемеровские чекисты выс казали забавное предположение - версия о захоронении колчаковского золота была "комбинацией иностранной разведки", предпринятой: для заброски своей агентуры на территорию СССР!

Однако в начале февраля 1958 года "делом Пуррока" вновь всерьез заинтересовались в Москве - на сей раз в третьем спецотделе МВД СССР.

Оперуполномоченный Г.И. Кожеуров, тщательно изучив наследие предыдущих кладоискателей, быстро выявил их очевидные просчеты. Майор решил призвать на помощь Аугуста Лехта, но из Таллина сообщили, что инженер скончался еще в 1950 году. Сведения Пуррока Кожеурову показались совершенно достоверными, и он попытался организовать новую экспедицию.

Однако из-за бюрократических проволочек выехать на станцию Тайга Кожеурову и сотрудникам ОБХСС (подполковнику А.Д. Данилину и капитану П.М. Майорову) удалось лишь осенью 1958 года. Почти месяц (с 30 сентября по 25 октября) московские гости изучали местность и опрашивали старожилов.

Район раскопок 1941 и 1954 годов к тому времени превратился в пастбище для колхозного скота, а со временем эту землю предполагалось вообще распахать. Впрочем, кладу, зарытому на глубине 2,5 м, никакие полевые работы были не страшны.

Раскопок не вели, ограничились разведкой на местности. Непременным условием для продолжения работ в МВД посчитали наличие портативного прибора для поисков драгоценных металлов. Убедившись, что такого оборудования в наличии не имеется, дальнейшую разработку вопроса решено было прекратить, а собранные материалы отправить в архив.

Золото у станции Тайга так и не было найдено. Но местные жители до сих пор любят рассказывать байки про мальчика, который якобы видел в 1919 году обоз с золотом; о карте, составленной писарем-колчаковцем, и многие другие истории, которые так хорошо подогревают энтузиазм кладоискателей. Кто знает, может и по сию пору покоятся в земле неподалеку от станции Тайга 26 ящиков с золотом.

Кладоискатели на государственной службе

Вообще советские "спецслужбы" довольно активно искали не только "клад Пуррока", но и все пропавшее колчаковское золото.

Первоначально считалось, что золото "ушло" в Японию. Однако по мере появления все новых и новых свидетельств из разных уголков Сибири о "кладах" (подобных тому, о котором рассказывал эстонец Пуррок) "японский след" решили отбросить.

Наиболее правдоподобной признали следующую версию: во время следования "золотого эшелона" к Иркутску часть ценностей с него была снята, разделена на несколько партий и спрятана (проще говоря, зарыта в вечную сибирскую мерзлоту).

На территории страны остались, как выяснилось, живые свидетели, которых можно было "привлечь" к делу. И писарь Пуррок был далеко не единственным.

Так, житель города Братска А.С. Минаев в 1995 году рассказал журналистам о своем дяде, служившем в колчаковской контрразведке.

Дяде каким-то образом удалось утаить свою причастность к белым. Проговорился он совсем о другом - о своей причастности к "золотым делам". Сболтнул лишнее в узком кругу, но в те лихие времена и этого оказалось более чем достаточно - уже через несколько дней бывший белый контрразведчик был арестован своими, так сказать, красными коллегами. С тех пор Минаев своего дядю не видел.

Но в 1950 году его тоже одолело любопытство - и племянник решил проверить рассказы своего дядюшки, а посему отправился на указанное тем место. По словам Минаева, он обнаружил, "что в одном месте есть продольная трещина в земле, в десяти метрах бугорок и конная дорога, прорезанная лопатами. Далее заметил дачку, которую обнесли забором. Снаружи ходили какие-то угрюмые и малоприветливые штатские. Бросил все, пока не забрали, и ушел в армию. После армии ходил на то место, но не опознал, все изменилось. Там уже стоял забор в три метра, и так же люди в штатском приглядываются к посторонним. Я замолк и затаился".

Минаев предположил, что дядюшку арестовали с пользой для чекистов - и он указал-таки, как найти клад. Исследователи, много лет изучавшие тему колчаковского золота, после 1991 года получили доступ в те архивы КГБ и МВД, где могли бы храниться упоминания о "минаевском золоте" (если бы его, действительно, нашли). Но ничего обнаружено не было. Так что, скорее всего, или дядя Минаева был обычным болтуном (что стоило ему жизни) или поиски, как и в случае с Пурроком, оказались бесплодны.

Следов, подобных минаевскому и пурроковскому, находилось немало. То тут, то там обнаруживались какие-то свидетели, схемы, всплывали воспоминания и странные истории таежных старожилов. Но всякий раз, когда компетентные органы принимались за поиски, их настигала неудача.

Впрочем, один раз фортуна все же улыбнулась советским спецслужбам.

Призрак "золотого парохода"

В начале 30-х годов тобольским чекистам стало известно, что часть золота Колчака хранилась не в "золотом поезде", а в Томске. Когда Сибирский фронт стал рушиться, ценности из Тобольска попытались эвакуировать на пароходах. Следы пароходов терялись возле села Тундрино. Там, видимо, и следовало искать большую часть их драгоценного груза. Впрочем, что-то могло и "рассеяться" по округе - как и в случае с "золотым эшелоном".

Начались допросы, обыски, раскопки: В результате счастье улыбнулось чекистам - они нашли часть драгоценностей царской династии Романовых.

Вот текст спецзаписки полномочного представителя ОГПУ по Уралу Решетова заместителю председателя ОГПУ Генриху Ягоде "Об изъятии царских ценностей в г. Тобольске", хранящаяся в ЦОА ФСБ России: "В результате длительного розыска 20 ноября 1933 года в городе Тобольске изъяты ценности царской семьи. Эти ценности во время пребывания царской семьи в г. Тобольске были переданы на хранение камердинером Чемодуровым игуменье Тобольского Ивановского монастыря Дружининой. Последняя незадолго до смерти передала их своей помощнице - благочинной Марфе Уженцевой, которая прятала ценности в колодце, на монастырском кладбище, в могилках и ряде других мест. В 1924-25 годах Уженцева собиралась бросить ценности в реку Иртыш, но была отговорена от этого бывшим тобольским рыбопромышленником В.М. Корниловым, которому и сдала ценности на временное хранение.

15 октября с.г. Уженцева призналась в хранении ею ценностей царской семьи и указала место их нахождения (ценности в двух стеклянных банках, вставленных в деревянные кадушки, были зарыты в подполье в квартире Корнилова).

Среди изъятых ценностей имеются: 1) брошь бриллиантовая в 100 карат; 2) три шпильки головные с бриллиантами в 44 и 36 карат; 3) полумесяц с бриллиантами до 70 карат (по некоторым сведениям, этот полумесяц был подарен царю турецким султаном); 4) диадема царских дочерей и царицы, и другие.

Всего изъято ценностей - 154 предмета, по предварительной оценке наших экспертов, на сумму в три миллиона двести семьдесят тысяч шестьсот девяносто три золотых рубля (3 270 693 руб.) 50 копеек".

Профессионалы и любители

После краха СССР эстафета поисков колчаковского золота была перехвачена у стремительно разваливающихся советских спецслужб энтузиастами и авантюристами.

16 сентября 1995 года для поисков "Золота Колчака" томская ассоциация операторов биолокации образовала научно-экспедиционный корпус "Золото Отечества".

"Операторы биолокации" решили пойти самым трудным путем - они планировали искать золото: на дне озера Байкал. В печати замелькали сообщения - силами сотрудников Ассоциации были проведены магнитометрические, биолокационные работы, электроразведка в предполагаемых местах складирования золота.

На самом деле, все было довольно серьезно. Дело в том, что еще в 70-е годы, после завершения следствия по делу Богданова, золото искали в Байкале.

Привлекалась новейшая глубоководная техника и кое-какие результаты она дала. На глубине около 1000 метров поисковики нашли бутылку с золотым песком, а также один из императорских слитков. Впрочем, этим находки и ограничились.

Дальнейшие работы не проводились, потому что специалистам было ясно: обнаружить - не значит поднять. Байкал-батюшка - самое глубоководное озеро в мире. Еще одна проблема заключается в том, что золотые слитки, судя по всему, были разбросаны на дне огромной водной акватории неравномерно. Затраты на подводные работы предстояли колоссальные; и овчинка, вполне возможно, не стоила бы выделки.

Однако спустя двадцать лет томские энтузиасты рассудили иначе.

Впрочем, по прошествии некоторого времени в своем интервью газете "Красное Знамя" вице-президент ассоциации Владимир Николаевич Сальников не сообщил о каких-либо ощутимых достижениях. Посетовав на отсутствие понимания и финансирования со стороны государственных органов, он обтекаемо намекнул, что "подвижки" есть, но предстоит еще работать и работать.

Энтузиасты прилежно ищут "золото Колчака" не только в Забайкалье. Несколько лет назад на сайте РИА "Новости" появилось любопытное сообщение: "В Иркутские ученые обнаружили золото Колчака. Сейчас археологи проводят предварительную разведку местности, где, предположительно, на глубине нескольких десятков метров хранятся драгоценности. По оценкам историков, под землей находится несколько тонн золота. Поиски с металлоискателем подтверждают догадки специалистов. До последнего времени существовало несколько версий о местонахождении золота Колчака. Среди них чаще всего упоминалась Томская и Иркутская губернии. Несколько месяцев назад в руки исследователей попали новые архивы белогвардейцев. Они были вывезены в 20-е годы за границу и долгое время считались утраченными. Сопоставив несколько источников, специалисты пришли к выводу, что, скорее всего, золото было спрятано к северу от Иркутска, примерно в двадцати километрах. Как сообщает телекомпания "АИСТ", раскопки начнутся в мае.

"Золото Колчака" в Приморье ищут не один год, но пока поиски никаких результатов не дали. Как сообщили корреспонденту NewsInfo в Краеведческом научно-исследовательском институте ДВГУ, с наступлением теплого времени года группа ученых совместно с одной из туристических компаний намерена вновь испытать судьбу и возобновить исследовательскую работу. Поводом для раскопок послужила легенда о том, что в одной из пещер Сихотэ-Алиня захоронено оружие и слитки золота, пропавшего со станции "Первая речка" во времена Гражданской войны. По данным ученых, золото находится в предгорьях горного хребта Сихотэ-Алинь в одной из пещер. В прошлом году исследовательской группе так и не удалось попасть в пещеру - мешали многочисленные оползни и завалы. "Золото Колчака" ищут во Владивостоке уже давно, но пока все попытки были безуспешны", - отметили в научно-исследовательском институте".

Искал сокровища (около шлюза Марьина грива на Обь-Енисейском канале) и губернатор Красноярского края Евгений Пащенко: "Местные жители - староверы - показали мне братскую могилу, где лежат останки примерно пятисот белогвардейцев. Что они здесь делали? Кто сумел уничтожить такой большой, хорошо вооруженный отряд. Официальных документов по этому поводу не существует. Есть мнение, что именно этот отряд мог выполнять тайную миссию адмирала Колчака по доставке части находящегося в руках белых золота: С поставленной задачей белые не справились. Отряд погиб на полпути к цели. Однако сохранились свидетельства местных жителей, что перед гибелью белые что-то прятали".

Как вы уже поняли, с Обь-Енисейского канала Пащенко вернулся с пустыми руками.

Как водится, золотая лихорадка рождает самые невероятные и отчаянные версии.

Например, некто Петрушин Александр Антонович считает, что золото Колчака ищут вообще не там. То есть искать его надо вовсе не в районе следования "золотого эшелона", а далеко на севере, чуть ли не за Полярным кругом!

Интересно, что вообще Александр Петрушин - это вовсе не свихнувшийся маньяк-кладоискатель, а вполне серьезный исследователь с солидной биографией. Он полковник ФСБ, кандидат наук, много лет занимавшийся изучением архивных материалов. Петрушин автор многих книг, нескольких документальных фильмов и множества публикаций в "толстых" журналах. В свое время был заместителем начальника Сургутского отдела КГБ, затем некоторое время возглавлял Ханты-Мансийский окружной отдел ФСБ. Вопросом колчаковского золота Петрушин занимается давно и серьезно. И утверждает: часть колчаковских сокровищ хранится где-то на территории Ямала, вторая - на территории Ханты-Мансийского автономного округа. Более того, именно здесь, на далеком Севере, императорское золото якобы искал специально сброшенный в 1943 году отряд немецких парашютистов!

Версия, что и говорить, совершенно головокружительная. Но еще более удивительными оказались события, произошедшие в Ханты-Мансийском округе осенью 2000 года:

Таежные тайны

В зябкий октябрьский день 2000 года в одной из ханты-мансийских газет разыгралось целое представление.

По кабинетам редакции бодро расхаживал былинный дед, уверявший всех, что ему надобно немедля попасть к тому, который «тут самый главный» по делу исключительной важности.

Журналисты к подобным посетителям привыкли и твердо знали, что пропускать этаких экзотических дедков к главному редактору категорически противопоказано.

Обычно в таких случаях сотрудники редакции последовательно (один за другим) использовали несколько приемов. Первый (самый нехитрый) – заявить, что начальство в отлучке и вежливо порекомендовать наведаться как-нибудь в другой раз.

Второй (применялся, если первый не срабатывал) – предложить оставить материалы с обещанием «связаться после». Обычно это не проходило, так как все посетители уверяли, что о своем деле они должны рассказать непременно «самому главному», непременно «с глазу на глаз» и непременно в устной форме.

Поэтому обычно приходилось сразу переходить к третьему приему, то бишь к давно опробованной «военной хитрости». Кто-то из журналистов (с видом посолиднее и попредставительнее) прикидывался «самым главным» и принимал огонь на себя.

В этом случае терялось не менее часа-двух драгоценного рабочего времени, но зато шеф был надежно огражден от назойливых «изобретателей вечного двигателя» и жалобщиков на притеснения местных администраций.

В этот раз югорские журналисты опытным взглядом сразу оценили посетителя и поняли – переходить надо сразу к приему №3. Дед казался весьма крепким и не по летам наглым.

И точно. Щемящее предчувствие, что с этим таежным жителем просто так не обойдется, не обмануло проницательных служителей пера из далекого северного края.

Дедок весело и хитро подмигнул тому, кто уже собирался было «взять огонь на себя» и прикинуться главредом, довольно грубо хлопнул его по плечу и двинулся прямиком к кабинету начальства…

…Широкая улыбка непрошенного гостя, заслонившего весь дверной прием, мгновенно привела главреда в предынфарктное состояние.

– Столько лет берег я этот секрет, да вот видно время пришло, решил рассказать о нем…

Подобное начало не предвещало ничего доброго. Это редактор знал по опыту. «Минимум час», – тоскливо констатировал он про себя и безнадежно уставился на гостя, который, согласно известной пословице, был хуже татарина.

Дед между тем безмятежно осваивался в кабинете, степенно оглядывая нехитрый интерьер. При этом он солидно молчал и сосредоточенно шарил по собственным карманам.

«Не меньше двух часов, – больно кольнуло в мозгу редактора, после того как дед извлек из глубин своего забавного одеяния какой-то сверток, весьма подозрительного вида. – И то, может быть, еще придется милицию вызывать».

Но терзания главного югорского борзописца таежному жителю были неведомы. Пыхтя и бормоча себе под нос что-то нечленораздельное, он старательно развязывал сверток.

В следующее мгновение главред понял – милиция не понадобится. Хотя разговор наверняка затянется за полночь.

Тоска внезапно сменилась каким-то странным оцепенением – на письменном столе, прямо перед остолбеневшим главредом тихо и ласково поблескивали золотые монеты дореволюционной чеканки…

Оригинальный дед оказался таежным охотником Василием Селивановым.

В историю, которую он неспешно рассказывал, поверить было почти невозможно, если бы прямо рядом с ним, на столе не лежали золотые кругляши.

Получалось, что якобы еще в 1968 году Селиванов обнаружил в тайге странную земляную пирамиду, сплошь заросшую густой травою. Рядом с этим удивительным сооружением он и наткнулся на старинные монеты.

Дед твердо верил – в земляной пирамиде зарыт клад. И не просто клад, а то самое «золото Колчака», о котором столько былей и небылиц рассказывалось по всей необъятной матушке-Сибири.

Самостоятельно раскапывать пирамиду Селиванов опасался – он почему-то был свято уверен, что в советские времена за этакую находку его непременно отправили бы в лагерь. А когда советская власть приказала долго жить, то и тут он что-то заопасался проводить раскопки – мол, все бандиты заберут…

Югорский редактор пускаться в самостоятельные авантюры не решился, а потому вскоре о «таежном золоте» узнал давний охотник за колчаковскими сокровищами Петрушин, бывший начальник отдела ФСБ по Ханты-Мансийскому автономному округу, а в ту пору главный федеральный инспектор Сергей Духанин и лично губернатор Югры Александр Филипенко.

Странно, но сенсационное сообщение Селиванова на югорских чиновников не произвело особого впечатления. Не то чтобы ему не поверили, но и в тайгу никто немедленно не поспешил.

Экспедиция, собиравшаяся с бюрократической основательностью и неторопливостью, выдвинулась в путь… только через два года!

Позже участник экспедиции геолог Сергей Терехин рассказывал: «Что-то похожее на пирамиды мы обнаружили как-то в Советском районе, на южной его границе… Два холма небольших рядом стояли. Так один местные жители на огороды к себе растащили (он из хорошего чернозема). А другой мы едва успели спасти. С поверхности интересное бронзовое литье собрали. Екатеринбургские археологи просят у нас разрешения «покопаться», но мы не даем. Не из жадности. Памятник уж очень интересный...»

В тайгу полетели на вертолете. Бортмеханик, увидев Селиванова, недоверчиво оглядел старого охотника с ног до головы и неодобрительно обозвал Сусаниным. Дед виду не подал, но про себя крепко обиделся.

Между тем, бортмеханик оказался проницательным малым.

Из отчета экспедиции: «Целью натурных изысканий ставилось обнаружение с реки ориентиров, отмеченных проводником Селивановым, и обследование объекта, имеющего вид насыпанной из земли пирамиды, скрывающей в себе, по мнению последнего, вывезенные в 1919 году из Тобольска и утерянные в процессе транспортировки ценности. В связи с сомнениями проводника в точности выбранного им западного ориентира высадку группы вертолетом произвели в 25 километрах выше по реке Малая Сосьва от намеченного пункта – в районе кордона «Западный» заповедника «Малая Сосьва». Общая протяженность маршрута по реке составила около 150 километров.

В ходе осмотра берегов ни один ориентир проводником не был определен. Он путал расстояние, названия рек и ручьев. Например, по его данным, между пунктом Хангокурт и порогом Тунифеш около двух километров, а на местности оказалось 62 км.

Дополнительная информация по существу цели экспедиции была получена от егеря заповедника «Малая Сосьва» П.К. Дунаева. Выяснилось, что местность, о которой говорил Селиванов, предположительно находится в 100–110 километрах выше по реке от места высадки группы. Кроме того, фигурирующие в деле монеты, обнаруженные им на кургане и являющиеся основным доводом в пользу сокрытого в нем клада, не являются здесь редкостью. По словам Дунаева, четыре подобных монеты найдены в развалинах мансийского лабаза на реке Ева-Юган. В районе этой реки и определился по названным проводником ориентирам участок, где мог находиться интересующий нас курган.

Напрямую от реки Оби до кургана около 140 километров. По тракту Ивдель–Обь, действовавшему в 1919–1920 годах, – намного больше. Кроме того, тракт был проходим с установления зимника в начале ноября. Едва ли можно было доставить подводами ценный груз по неустойчивому еще зимнику на столь дальнее расстояние (от Сургута), ведь исторические события (отход белых от Тобольска) происходили осенью, еще до ледостава.

Полученные экспедицией данные ставят под сомнение сведения Селиванова о нахождении в верховьях Малой Сосьвы сокрытых в конце 1919 года ценностей. А указанный им курган скорее является останцем коренной породы террасы естественного происхождения, но приспособленный коренным населением для совершения культовых, языческих церемоний. Этим и объясняется обнаружение здесь монет».

Так бесславно закончилась последняя из известных историй о «колчаковских кладах».

После Югорской эпопеи стало окончательно ясно – поиски в Сибири ни к чему не приведут.

Собственно, если бы не желание многих во чтобы то ни стало поверить в притягательные таежные легенды, то тупиковость поисков в Сибири подсказывал элементарный здравый смысл.

Судите сами. Когда остатки Сибирской армии адмирала откатывались к Байкалу стояла зима и земля в этих недружелюбных краях промерзала очень глубоко.

В таких условиях оперативно спрятать в земле 200–700 кг золота физически невозможно – промерзший грунт не возьмет никакая лопата. Тут уже работа для специального отряда подрывников с динамитными шашками.

Такие «подрывные работы» вряд ли могли бы остаться незамеченными…

Почти век клады искали в Сибири и не нашли.

Но если в России раскрыть «последнюю тайну Колчака» не удалось, то оставался один путь – искать царское золото за ее пределами…
(Продолжение следует)


МАВ
 
МАВДата: Вторник, 08.12.2009, 09:46:15 | Сообщение # 6
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
ПРОПАВШЕЕ ЗОЛОТО КОЛЧАКА
КТО ПОХИТИЛ ЗОЛОТОЙ ЗАПАС ИМПЕРИИ?

(Продолжение 4)

Эпопея «золотого поезда»

Итак, попытаемся восстановить события.

В октябре 1919 года Колчаку стало ясно: Омск, столицу «белой Сибири», придется оставить. Красные наступали неудержимо.

Какое-то время адмирал надеялся на Деникина – в августе-сентябре «добровольцы» вместе с кубанскими и донскими казачками обрушили Южный фронт большевиков и ринулись к Москве. Ни Ленин, ни Троцкий больше не думали о Сибири. Колчак полагал – это может дать ему передышку.

Но не сбылись надежды. В конце октября удача изменила Деникину. Мощный контрудар красных отбросил его от Тулы и стремительно погнал «добровольцев» и казаков на юг, к морю.

В штабе «верховного правителя» окончательно поняли – Омск придется сдать.

Эвакуация готовилась спешно и бестолково. Красных ожидали со дня на день. Никто не мог поручиться, что Транссиб не перекроют партизаны. Чехи и оставшиеся «иностранные представители» вели себя все более и более подозрительно.

Колчак слал отчаянные директивы на фронт – держаться любыми силами. Выигрывать каждые сутки и каждый час. Стоять на смерть, но не пропускать красных к Омску, пока не завершится эвакуация «главного груза».

Но охотников «стоять на смерть» находилось все меньше и меньше. Солдаты повально дезертировали; кое-кто переходил на сторону красных. Стойко держались лишь «офицерские роты» – но с каждым днем этих отчаянных храбрецов становилось все меньше и меньше.

Между тем, представители союзников потребовали аудиенции у адмирала. Колчак догадывался, о чем пойдет речь и заранее предугадывал, чем окончится разговор. Но не принять союзников он не мог.

Речь пошла о золоте. Союзники предлагали отправить золото во Владивосток и передать его под так называемую «международную опеку». Гарантией сохранности ценности выступало… честное слово.

Адмирал не стал брать время на размышление. Он практически с ходу отказался от предложения, причем сделал это в весьма резкой и недвусмысленной форме. Впоследствии французский генерал Жанен вспоминал: «Я предлагал Колчаку передать золото на мою личную ответственность, и он отказал мне в доверии».

«Верховный правитель» не знал, что именно в эту минуту он подписал себе приговор.

7 ноября из Омска, на восток стали отходить особые (литерные) поезда. Всего ушло несколько эшелонов, в том числе – «литер Б» (на нем ехал Колчак с личной охраной), «литер В» (с наиболее надежными и преданными адмиралу офицерами) и, наконец, таинственный поезд, обозначенный как «литер Д».

Именно в этом эшелоне (всего 40 вагонов, из них двенадцать предназначены для охраны) Омск покидал «золотой запас адмирала». Эвакуация прошла достаточно организовано. «Литерные поезда» спокойно, без происшествий покинули столицу белой Сибири и двинулись на восток.

И вот тут начались странности…

Ранним утром 14 ноября у разъезда Кирзинский случилось весьма подозрительное столкновение. Прямо в «золотой эшелон» врезался поезд с охраной. Несколько вагонов с золотом были разбиты, а потом началось нечто невообразимое – один за другим стали взрываться ящики с боеприпасами, находившиеся в поезде охраны.

В наступившем хаосе никто не мог ничего понять – посреди оглушительного грома разрывов, в отблесках пламени разгоравшегося пожара метались обезумевшие офицеры охраны, пытавшиеся вытащить своих товарищей из-под обломков потерпевших крушение вагонов.

Когда пожар потушили и был восстановлен элементарный порядок, начальники поездов попытались установить причину крушения.

С самого начала стало ясно, что дело нечисто. Между «литерными поездами» поддерживалась радиосвязь, они двигались по четко согласованному расписанию и ни о какой железнодорожной ошибке не могло быть и речи.

Попытки обнаружить саботажников среди железнодорожников также ничего не принесли – от обслуживания «литерных поездов» заранее отстранили все неблагонадежные элементы. Все шло к тому, что не обошлось без измены и заговора в ближайшем окружении адмирала.

Но времени на подробное расследование не было. И хотя верховный правитель прекрасно понимал, что, вполне возможно, в суматохе часть золота похитили (для чего и была устроена катастрофа), все же он отдал приказ двигаться дальше.

А буквально через пару дней «золотой эшелон» вновь постигла «случайная» катастрофа. Неподалеку от станции Новониколаевск 38 вагонов с золотом и охраной чудесным образом…отсоединились от паровоза и покатились прямо под откос. Еще несколько минут и весь «золотой эшелон» мог рухнуть в Обь!

Золото спасли случайно – несколько солдат ринулись к угрожающе несущемуся эшелону и, отчаянно рискуя, успели подложить под колеса вагонов специальные тормозные приспособления.

Дальше Иркутска «золотой поезд» не прошел.

В тылу рассыпавшейся сибирской державы «верховного правителя» одно за другим вспыхивали восстания. 5 января 1920 года Колчака настигла черная весть – власть в Иркутске захватил эсеровский Политцентр. Генерал Жанен тут же от лица союзников объявил Колчаку, что дальше он следует на Восток как частное лицо.

8 января Колчак принимает странное и роковое решение – распускает свой отряд и отдает себя под охрану союзников и чешских легионеров. «Золотой эшелон» переходит в руки чехов.

Через несколько дней Жанену становится известно, что партизаны-большевики готовы взорвать мосты восточнее Иркутска и тоннели на Кругобайкальской железной дороге. Жаннен понимает: при таком раскладе не удастся спасти ни золото, ни адмирала, ни собственные шкуры.

Кем-то и чем-то придется пожертвовать. Этим «кем-то» становится Колчак.

Один из чешских офицеров, некто Эмр, вел дневник. Вот что он записал 14 января: «Сразу по прибытии в Иркутск поезд (с золотом и Колчаком) был окружен вооруженными повстанцами. Они загнали его в тупик, отцепили паровоз и отогнали в депо. Для полной уверенности, что эшелон не угонят, впереди и сзади поезда разобрали рельсы и вытащили подшипники из колес вагонов. Охрану эшелона мы несли вместе с повстанцами ».

Через день в 8 часов вечера группа дружинников, подготовленных Политцентром, подошла к вагону адмирала. В сопровождении Эмра они прошли в вагон. Колчак, выглядел невыспавшимся, взволнованным, китель был слегка помят.

– Господин адмирал! Подготовьте ваши вещи. Сейчас вас передаем местным властям, – объявил Эмр.

– Как! Неужели союзники выдают меня? Это же предательство! Где же гарантия генерала Жанена? – удивленно воскликнул бывший Верховный правитель. Ответом ему было молчание.

Больше адмирал ничего не сказал. Запахнув шинель, он последовал за дружинниками в здание вокзала.

Здесь же, в здании вокзала, подписывается акт о передаче Политцентру адмирала Колчака, премьер-министра его правительства В.Н. Пепеляева и оставшейся части «золотого запаса» (золото находилось в 1678 мешках и 5143 ящиках, в семи вагонах везли платину и серебро).

До 6 февраля Колчак находился в иркутской губернской тюрьме. Измученный многочасовыми допросами, адмирал почти не спал. А за стенами тюрьмы решалась его судьба.

К тому времени 5-я красная армия находилась еще довольно далеко от города, а вот каппелевцы были гораздо ближе. 6 февраля передовой отряд самых отчаянных офицеров прорвался к станции Иннокентьевская, в четырех километрах от Иркутска.

Председатель иркутского военно-революционного комитета А.А. Ширямов телеграфировал председателю реввоенсовета 5-й армии Смирнову - в сложившейся ситуации комитет принял решение о расстреле адмирала и ждал только его, Смирнова, одобрения.

Смирнов не стал взваливать на себя груз ответственности и тоже обратился за одобрением к Склянскому, ближайшему помощнику председателю реввоенсовета республики Троцкого. Склянский решил переадресовать запрос прямо к Ленину…

Колчака расстреляли на рассвете на берегу реки Ушаковка (малый приток Ангары). Труп адмирала столкнули в прорубь напротив Знаменского монастыря. Надгробной плитой для бывшего «верховного правителя» стал толстый слой крепкого, сибирского льда…

В этом был какой-то странный, мистический смысл.

Вся дореволюционная Россия знала легендарное прозвище будущего адмирала – Колчак-Полярный. Задолго до мировой войны он прославился героическими походами на Северный полюс.

Сотни раз во время своих экспедиций он мог навсегда остаться в вечных снегах Заполярья или провалиться под лед мрачного Северного океана. Но всякий раз судьба хранила его.

И все же царство холода преследовало адмирала всю его жизнь, не отпуская до самого смертного часа – Колчаку-Полярному суждено было стать правителем снежной Сибири, чтобы потом погибнуть зимой, в лютый мороз, найдя последнее свое упокоение под толстой коркой ангарского льда…

Колчак делал попытки спасти часть «золотого запаса»

Возможно, между 5 и 8 января, уже осознавая, что золото, скорее всего, достанется его бывшим союзникам, Колчак предпринял попытку снять с поезда часть ценностей и отправить их в Забайкалье санным путем вместе со своей охраной.

Точных данных об этом нет, но во многих воспоминаниях участников тех событий (включая спасшихся чехословаков) есть вполне прозрачные намеки на возможность такого варианта.

Естественно, на санях ушла лишь некоторая часть «золотого запаса» (не самая большая). Но вот что странно – никаких дальнейших следов ее нигде не обнаруживается.

Это золото словно «ушло под воду». Самое интересное, что это выражение надо понимать не в переносном, а в буквальном смысле слова. Золото, которое пытались спасти верные Колчаку офицеры, действительно, утонуло.

Судя по всему, дело было так. С надежными людьми (среди них был батальон черноморских моряков, преданный адмиралу до фанатизма) золото уходило таежными тропами, вслед за отступающей армией Каппеля.

Зима 1919–1920 годов выдалась исключительно суровой – морозы часто достигали отметки 60 градусов.

Многие местности уже контролировались частями красной армии и партизанами. Единственный путь спасения – идти через замерзший Байкал пешком.

Но зимой это озеро-море особенно сурово и малоприветливо – над огромными ледяными полями дуют свирепые пронизывающие ветры.

Правда, южная оконечность Байкала не столь широка (около 30 километров), но свирепый мороз и сильнейший северо-восточный ветер сделали свое страшное дело: практически весь санный караван колчаковской армии замерз в пути.

Когда наступила весна и лед растаял, байкальские воды приняли в себя трупы солдат, офицеров, сани и… «адмиральское золото».

Если эта версия справедлива, то найти и, главное, поднять ушедшие на дно сокровища, практически нереально. Мало того что Байкал – глубочайшее озеро в мире. Клад в любом случае окажется рассеянным на десятках квадратных километрах озерного дна (с учетом подводных течений).

И главное, поскольку современная техника, используемая для подводных поисков, исключительно дорога, затраты на поднятие затонувших ценностей в любом случае многократно превысят стоимость поднятых богатств.

Тайна атамана Семенова

На дно Байкала ушла лишь малая часть «золотого запаса». Солидную часть пришлось вернуть красным. Остальное растащили мелкие и крупные хищники.

Естественно, не упустили своего бывшие союзники адмирала – чехословаки. С 8 по 14 января 1920 года они были фактически хозяевами «золотого эшелона».

«Доля» чехословаков в грабеже адмиральского поезда составила свыше 40 млн. рублей золотом. Когда чехи возвращали красным царское золото, то про это миллионы они деликатно «забыли».

Позже это золото чехословаки доставили к себе на родину и оно легло в основу так называемого «Легионбанка». Многие считают, что в определенной степени именно благодаря этим резервам чешская промышленность в межвоенный период пережила небывалый подъем, а экономика не испытала на себе сокрушительных ударов мирового экономического кризиса конца 20-х – начала 30-х годов.

Конечно, что-то перепало и «в карман» генерала Жаннена, и многих других офицеров, успевавших урвать свою малую долю «золотого пирога».

Мы уже писали о том, как похитили часть золота офицеры Богданов и Дранкевич.

Они были явно не единственными «мелкими расхитителями». Известен еще один случай пропажи 13 (!) ящиков с золотом на сумму 780 тысяч золотых рублей.

Но чешский офицер Эмр, возглавлявший охрану эшелона, отказался подписать акт о краже. Известили Жанена, но тот… даже не ответил.

Впрочем, и грабеж союзников, и шалости «мелких расхитителей» не идут ни в какое сравнение с аферой, которую провернул лихой атаман Семенов под покровительством правительства Его Величества микадо.

О Семенове один из видных деятелей колчаковского правительства Г.К. Гинс писал так: «Отряды Семенова и Калмыкова, составлявшиеся из самых случайных элементов, не признавали ни права собственности, ни закона, ни власти. Семенов производил выемки из любых железнодорожных складов, задерживал и конфисковывал грузы, обыскивал поезда, грабя пассажиров. Отряд Калмыкова специализировался, главным образом, на грабежах... Несмотря на это, японская военная миссия все время оказывала денежную и материальную помощь атаманам».

Семенов происходил из забайкальских казаков. В его жилах текла какая-то гремучая смесь из русской, монгольской и бурятской крови. Сам он называл себя то казаком, то «истинно русским человеком», то грезил о создании Великой самостийной Бурятии или нового монгольского ханства под покровительством японского императора.

Ханство это, по мысли Семенова, должно было включить в себя коренные монгольские кочевья, Бурятию и русское Приамурье.

Идея «спасения России от красных» не сильно привлекала Семенова – скорее, он мечтал отложить Забайкалье и Дальний Восток от России (не важно от какой «красной» или «белой») и учредить на этих бескрайних просторах кочевое, разбойничье государство с ним, Семеновым, во главе.

Власть Колчака Семенов признавал формально и крайне неохотно. На Сибирский фронт войск он практически не посылал, предпочитая своевольничать в своем забайкальском «улусе».

Основным занятием семеновских казачков был грабеж, а политическая программа Семенова сильно напоминала знаменитую киноцитату пана-атамана Грициана-Таврического: «…и все мои хлопцы, как один, выступают за свободную личность».

Колчак, не имевший избытка воинских сил, сквозь пальцы смотрел на безобразия Семенова, полагая, что конец забайкальской вольнице можно будет положить после «освобождения России».

Это была одна из самых серьезных ошибок адмирала. В критическую минуту, Семенов бросил его на произвол судьбы.

Гораздо более участи «верховного правителя» Семенова интересовало «колчаковское золото». Атаман знал, что не весь «золотой запас», захваченный каппелевцами в Казани, путешествует на «золотом поезде». Часть золота (и немалая: 722 ящика – около 35 тонн) находилась в глубоком тылу – в Чите.

Одним дерзким ударом атаман взял город и прибрал к рукам «золотой запас». По этому поводу в воспоминаниях Г.К. Гинса имеется следующая запись: «Я узнал, что атаман Семенов дал слово своим друзьям не выпускать из Читы задержанные там две тысячи пудов золота. Золото перевозили из вагонов в кладовые банка при пушечной пальбе, напоминавшей салютование по случаю восшествия на престол».

Часть золота была растащена семеновскими есаулами и подъесаулами (с дисциплиной у атамана, несмотря на его любовь к виселицам, дело обстояло худо). Но основа «читинского запаса» быстро утекла из рук Семенова аккурат в… сейфы японских банков!

Надо сказать, что японцы настойчивее и старательнее всех подбирались к «золоту Колчака».

Мы уже писали, что «верховный правитель» союзникам доверял мало, а японцам не доверял вообще. Сколько ни предлагал ему глава японской военной миссии в Омске генерал Ясутаро Такаянаги отдать царское золото японцам «на хранение», ответом Верховного правителя (так же, как и в случае с Жаненом) было твердое и решительное «нет».

Но! Колчак не мог обойтись без японских военных поставок. И тут то банкиры преуспели там, где не справились генералы.

Под военные заказы и кредиты необходимо оставлять залог. И вот в октябре-ноябре 1919 года из Омска во Владивосток (и далее в Японию) переправляются золотые слитки на колоссальную сумму 50 млн. иен (по тогдашнему обменному курсу иена равна русскому золотому рублю).

Главным получателем стал «Иокогамский валютный банк» – по-японски «Ёкохама Сёкин Гинко». Позднее это золото отправилось в хранилища государственного «Банка Японии» (Нихон Гинко).

Под этот залог японская сторона должна была поставить Колчаку военное снаряжение, боеприпасы и оружие на 45-тысячную армию. Однако на самом деле адмирал не получил даже пары вшивых портянок!

Вскоре после перевода в японские банки этой огромной суммы режим Колчака рухнул. И японцы, выражаясь современным жаргоном, попросту «кинули» адмирала!

Заказанные Колчаком оружие и боеприпасы «за отсутствием адресата» поставлены не были. Золото также никто никому не вернул. Таким образом императорская Япония присвоила себе все русское золото, полученное в виде залогового аванса.

Примерно тот же трюк был проделан с атаманом Семеновым. Он передал японцам на хранение 176 ящиков золота (около 9 тонн). Позже японцы «забыли», что золото было передано им на хранение, а вовсе не в качестве подарка (кстати, это был далеко не единственный «подарок» Семенова японской казне).

Семенов возражать не стал. Его жизнь была целиком в руках японцев. Без их оружия и поддержки его банды ничего не значили. Самого атамана плотным кольцом окружали японские «советники» (подполковник Хитоси Куросава, майор Синкэй Куроки и некто Эйтаро Сэно) – все они зорко следили за каждым шагом непутевого предводителя забайкальских казачков и бурят.

Еще одной марионеткой японцев стал генерал Сергей Розанов, управлявший от имени Колчака российскими районами Дальнего Востока.

Когда режим адмирала рухнул и по всему Забайкалью развернулось партизанское движение, Розанов мог либо драться, либо бежать. Будь на месте Розанова Капель – события повернулись бы по-иному. Но генерал Розанов решил прежде всего спасать собственную шкуру. И сразу же обратился за помощью к японским «друзьям».

Убегая в Японию на крейсере «Хидзэн», генерал прихватил с собою и ту часть «колчаковского золота», которая была переведена из Омска во Владивосток для последующей оплаты военных заказов.

19 февраля 1920 года правительство Приморья заявило официальный протест правительству Японии с требованием выдать в руки правосудия бывшего командующего колчаковских вооруженных сил в Приморье генерал-майора Розанова, в отношении которого было возбуждено «уголовное дело по статье 362 Уголовного кодекса России».

Правительство Приморья искало дезертира и вора Розанова и не побоялось обратиться с нотой к японцам, хотя весь Владивосток был забит японскими войсками. Однако на все свои запросы приморцы получили лишь вежливое, но твердое «моя нисего не знай».

В Стране Восходящего Солнца бывший генерал, а ныне вор и дезертир Розанов, как водится, передал золото «на хранение» в банк «Ёкохама Сёкин Гинко». Сумма была кругленькая – 55 млн иен. Золото Розанов положил на свое имя. Вскоре бывший генерал бесследно исчез… А золото опять-таки откочевало в сейфы японских хранилищ.

Были и другие случаи прямого грабежа со стороны японцев.

Одному из колчаковских генералов Павлу Петрову удалось вывезти в Маньчжурию 63 ящика с царским золотом. С генералом была лишь горстка солдат…

Одиссея Петрова печальна – до Маньчжурии он добирался к осени 1920 года. Половину золота у генерала попросту отобрали семеновцы. 11 ящиков пришлось оставить местным властям в обмен на продовольствие и топливо для паровоза (!).

Генерал надеялся, что удастся спасти хотя бы часть богатства. Надо отдать должное Петрову – в отличие от «народного атамана» Семенова благородный русский генерал старался не для себя.

В Харбин отходили разбитые отряды Каппеля. Большинство офицеров надеялось отдохнуть и двинуться в Крым, к Врангелю. Некоторые собирались жить в эмиграции. Все они – и те, кто стремились продолжить борьбу, и те, кто устал от нее, отчаянно нуждались в деньгах (ибо, в отличие от казачков-семеновцев, воевали на фронте, а не грабили по тылам).

Однако на границе с Маньчжурией Петрова встретили японцы, которые под расписку изъяли у него золото, обещая вернуть по первому требованию. Предложение было подкреплено весомым аргументом в виде вооруженной силы – и Петрову пришлось подчиниться.

Естественно, золото не вернули ни по первом требованию, ни по второму. Руководил принятием ценностей «на хранение» полковник Рокуро Исомэ – один из наиболее сведущих в российских делах офицеров японской военной разведки.

Именно он организовал бегство в Японию генерала Розанова, а на этот раз обжулил генерала Петрова.

Ничего удивительного не было в том, что полковник оказался в нужное время в нужном месте – с мая 1919 года полковник Исомэ вплотную занимался вопросами, связанными с «колчаковским золотом».

Кстати сказать, «подвиги» ответственного сотрудника японской военной разведки полковника Исомэ в разграблении российского золота высоко оценило японское военное командование. Уже в июне 1921 года, т.е. сразу же по завершении эпопеи с русским золотом, ему присвоили чин генерал-майора, а в мае 1924-го он стал генерал-лейтенантом японской императорской армии.

Занимательно, что по признанию самих японцев после гражданской войны в России золотой запас страны Ямато вырос более чем в 10 раз!
И как утверждают японские же историки, если учесть средние банковские проценты, то стоимость похищенного Японией российского золота может превысить 100 млрд. долларов…

Прикрепления: 0032331.jpg(25Kb)


МАВ
 
МАВДата: Среда, 09.12.2009, 18:27:45 | Сообщение # 7
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
В Ханты-Мансийском округе спецслужбы, ученые и археологи-любители ищут сокровища генерала Колчака

http://www.1tv.ru/newsvideo/21865 (ссылка на видео)
Легенды о золоте Колчака не дают покоя уже нескольким поколениям кладоискателей. Они пешком прошли тысячи километров лесов и болот. Хотя в школьных учебниках написано, что никакого золота здесь никогда не было. Более 300 тонн серебра, золота и платины адмирал вывез на восток другим путем. Но сокровища продолжают искать и чекисты, и историки, и дикие старатели. Теперь работники ФСБ заявили, что нашли холм, в котором возможно спрятан опутанный тайной клад.
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШИН, зам. нач. управления ФСБ по Тюменской области: "Я сразу скажу, что золотых слитков в привычном представлении, золотых монет там еще каких -то россыпей бриллиантов, жемчугов там нет. По нашему предположению там может быть драгоценная церковная утварь".
Ее изъяли по приказу Колчака в Сибирских храмах. Каждая вещь - произведение искусства, сделанное руками мастеров, которые 100 лет назад пришли сюда возводить и украшать православные церкви. Возможно, там находится и уникальная коллекция орденов. Вот ее, прежде всего, и разыскивают чекисты все эти годы. Этот клад поможет им открыть одну из самых загадочных страниц российской истории.
Летом 1918 года Сибирь объявили независимой республикой. Для ее защиты сформировали армию под руководством военного министра Гришина-Алмазова.
ЕВГЕНИЙ БУШАРОВ, старший научный сотрудник краеведческого музея: "Полковник царской армии, который стал генералом, и который говорил, что никаких цветных, белых, красных я не потерплю. Мы сибирская армия и воюем за демократические принципы и интересы".
Солдаты не признавали большевиков, но и не носили царских наград. Вместо них Сибирское временное правительство учредило свои ордена: "За освобождение Сибири" и "Возрождение России" четырех степеней. Награды украсили финифтью, малахитом, самоцветами. Но вручить никому не успели. Через полгода Колчак стал Верховным Правителем Сибири, вернул военную царскую символику и уважение к Георгиевским крестам, а Сибирские ордена присоединил к тобольской части золотого запаса.
АЛЕКСАНДР ПЕТРУШИН: "По описаниям, они представляют большой художественный интерес. Мастера в Сибири были, поэтому они выполнены со своеобразным сибирским колоритом и с высокой филигранной точностью. Ну и разумеется из драгоценных металлов. Сибирь никогда бедной не была".
Колчак не успел забрать тобольские богатства с собой. Их вывезли пароходом по Иртышу осенью 1919 года. Офицеры, сопровождавшие секретный груз, зимовали в Сургуте. Там и потерялись следы сибирского клада. Эта тайна спасла жизнь многим людям. В 37 их не убивали, полагая, что когда-нибудь они вспомнят дорогу к сокровищам. Раскопки холма начнутся весной. Правда, здесь охотники находили обрядовые монеты. Их во время жертвоприношения ханты дарили богам. Не исключено, что аборигены будут против того, чтобы в святых местах искали клад. По их мнению, все зарытое в этой земле принадлежит вечности.


МАВ
 
МАВДата: Среда, 09.12.2009, 18:43:38 | Сообщение # 8
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте

Куда исчезло золото Колчака?



МАВ
 
МАВДата: Среда, 09.12.2009, 18:59:39 | Сообщение # 9
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте


МАВ
 
МАВДата: Среда, 09.12.2009, 19:30:32 | Сообщение # 10
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
Художественный фтльм "АДМИРАЛ"




МАВ
 
МАВДата: Четверг, 10.12.2009, 16:41:36 | Сообщение # 11
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
Колчаковское золото - новые легенды

Эхо Москвы / Передачи / Не так / Суббота, 12.04.2008: Олег Будницкий
http://www.echo.msk.ru/programs/netak/506883-echo.phtmlДата : 12.04.2008 13:07
Тема : Колчаковское золото - новые легенды
Передача : Не так
Ведущие : Сергей Бунтман
Гости : Олег Будницкий

C.БУНТМАН – Ну что ж, мы переходим теперь к большой части нашей программы «Не так», совместной с журналом «Знание – сила», и сегодня мы возвращаемся к «колчаковскому золоту» вместе с Олегом Будницким. Вот по нескольким причинам. Олег, добрый день!
О.БУДНИЦКИЙ – Добрый день!
C.БУНТМАН – Во-первых, книга сделана. Да?
О.БУДНИЦКИЙ – Да. Ну, еще не вышла, но уже сдана.
C.БУНТМАН – Ну вот уже готова, готова книга.
О.БУДНИЦКИЙ – Сдана в издательство.
C.БУНТМАН – А во-вторых, вот вчера мы говорили, когда у нас было небольшое интервью Александра Фурсенко об открытии архивов, архивных материалов, и мне как-то почему-то стало очень грустно. Потому что, с одной стороны, это дело замечательное – и открытие архивов, и публикование архивных материалов – это все очень здорово. Но у меня какая-то удрученность в связи с тем, что, вот, обтесывание кола на голове, оно, в общем-то, вот, такое, бесперспективное занятие. Потому что очень много есть вещей, которые доступны. И много материалов, которые доступны. И давно, и уже сейчас. И есть хорошие исследования, основанные на документах, на материалах. Но тем не менее, все равно хочется – наверное, такая уж человеческая природа, что хочется чего-то чрезвычайно интересного, во-первых, а во-вторых, объясняющего твои собственные невзгоды. С тем же самым золотом: очень хочется, чтобы какие-то гигантские золотые горы украли, и что, вот, будь они сейчас, мы были жили тут вот здесь просто как султаны Бахрейна. Все 144 или сколько там нас миллионов.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, Вы знаете, по-моему, у нас и так уже как у султанов Бахрейна, во всяком случае, у некоторых из нас.
C.БУНТМАН – В среднем, в среднем. У нас у каждого по Бахрейну.
О.БУДНИЦКИЙ – (усмехается) Да.
C.БУНТМАН – В среднем, да.
О.БУДНИЦКИЙ – Вот. Ну, Вы знаете, если говорить о колчаковском золоте… ну, во-первых, это, конечно, вечная легенда. Вечная легенда, вечная тема – я думаю, что забудут, кто такой Колчак, а колчаковское золото как-то будет фигурировать.
C.БУНТМАН – То, что его украли, что его было масса, и мы бы жили, вообще, не тужили.
О.БУДНИЦКИЙ – Да, и сколько бы ни публиковались книг, я уже… я публиковал довольно много на эту тему, и у нас передачи были, и статьи были, в том числе и в популярных каких-то изданиях, включая, там, «Знание – сила» или «Коммерсант-власть», скажем. Но совершенно бесполезно. Совершенно бесполезно говорить людям, как было на самом деле, во всяком случае, некоторым из них. Понимаете, людям, во-первых, хочется чего-то этакого – это естественно. Во-вторых, к сожалению, вот, некоторые средства массовой информации, некоторые публицисты и историки, и прочие, они идут навстречу вот этому желанию и начинают изобретать или изображать то, чего не было. Хотя на самом деле, реальность гораздо интересней, с моей точки зрения, во много раз интереснее и извилистей и загадочнее, чем те фантазии, та фантастика, которая льется временами с экрана. Ну, меня побудило, в том числе, говорить об этом опять то, что я попал в историю. В смысле, влип в историю. Дал интервью довольно большое для фильма, который прошел недавно по каналу «REN-TV», и хотя я подробно рассказывал журналисту, который брал у меня это интервью, на основании архивных материалов, как было дело с колчаковским золотом, сколько куда пошло, и что на самом деле нам неизвестно – там небольшая часть, в самом деле неизвестно, куда она делась. Но это очень незначительная сумма, меньше 1 процента, если сравнивать с общей стоимостью колчаковского золота. И тем не менее. Когда я посмотрел этот фильм, пришел в ужас. Потому что вся глупость и гадость, которая была возможна, вся была собрана. Ну, начало такое замечательное, что на русское золото, что бы Вы думаете, сделали? – основали международный Валютный фонд.
C.БУНТМАН – Да что Вы говорите!
О.БУДНИЦКИЙ – Да, причем, значит, там, как бы, Черчилль и Рузвельт об этом переговариваются. И якобы, есть какая-то стенограмма, правда, не подтвержденная, как там мягко сказано. И вот, Рузвельт говорит: «Ну где ж мы деньги возьмем?» А Черчилль ему говорит: «Ну ты, брат Рузвельт, не тушуйся, у нас есть русское золото. Вот мы, значит, МВФ обоснуем, и все будет нормально». Ну тут же, конечно, вечная тема, что чехи украли золото и основали «Легио-банк» и т.д., и т.п. Короче говоря, за счет нашего золота все в этом мире жируют и процветают, и вот, надо бы, конечно, супостатов привести, вообще, к ответу в конечном счете.
C.БУНТМАН – А что ж Черчилль притворялся, что у него денег нет, чтобы закупить американскую технику, и придумали они лендлиз?
О.БУДНИЦКИЙ – Ну вот такой был простой, простой Уинстон был человек, а может, хитрый и коварный.
C.БУНТМАН – Ну уж слишком хитрый, да.
О.БУДНИЦКИЙ – Хранил русское золото для того, чтобы МВФ основать. Не иначе, предвидел, что это будет, и что вот так он это дело использует.
C.БУНТМАН – Да, интересно.
О.БУДНИЦКИЙ – Вот, ну, поразительные, конечно, вещи приходится слышать, например, в том же вот этом печальной памяти творении, там, где показывают портрет барона Унгерна и именуют его атаманом Семеновым почему-то…
C.БУНТМАН – Ну близко…
О.БУДНИЦКИЙ – Один мой, значит… Кстати, барону Унгерну кое-что досталось из колчаковского золота – 7 миллионов, между прочим. Это уже увлекательнейшая история, атаманов Семенов дал ему 7 миллионов из колчаковского золота на то, чтобы барон Унгерн поднял монголов для борьбы с III Интернационалом. Это действительность, которая фантастичнее любой, вообще, сказочной истории. Поэтому я всегда говорю, что реальность, она всегда увлекательнее, чем фантазии. Так. Так вот, так один историк, мой коллега, между прочим, он на голубом глазу, вообще, говорит, что вот, пока золото доставляли из Казани в Омск, из казанского отделения Госбанка, то оно, значит, «похудело» на 350 миллионов золотых рублей. Я понимаю, что некоторые из нас поступали на истфак потому, что было плохо с математикой, но не до такой же степени! Если золота было на 645 410 000 рублей – я не беру, там, уже более мелкие единицы – а потом большевики вернули на 409 655 000, то никак не может оно похудеть на 350 миллионов.
C.БУНТМАН – Ну это называется «а откуда Вы знаете, что было 600 с чем-то миллионов, а не 900?
О.БУДНИЦКИЙ – (смеется) Ну, знаю из банковских книг. Но вообще, опять же, давайте от печки все-таки. Сколько вообще всего было золота в России? После отправок золота за границу в период Первой мировой войны в порядке депозитов под займы и кредиты осталось в России золота на 1096 миллионов золотых рублей. Значит, потом еще отправили небольшую сумму – 4 850 000 – в Швецию под получение у шведов кредита. А из оставшегося большая часть, большая половина, оказалась в Казани. Сначала золотую монету отсылали из Петрограда еще в 1915-м году, поскольку немцы были, в общем-то, уже в Прибалтике, и опасались, что вдруг они подойдут к Питеру, а золото быстро не отправишь, это все-таки вес, тонны. Часть отправили тогда, а потом так получилось, что из московской и самарской, и нижегородской контор Госбанка отправили золото в казанскую. И там оказалось золота на 651 миллион золотых рублей. И мы это знаем абсолютно точно. Далее. Вдруг этот самый глубокий тыл оказался в эпицентре Гражданской войны. Тогда большевики срочно задумали золото оттуда вывезти. Послали экспедицию, не очень большую. Но они успели вывезти только сто ящиков золота.
C.БУНТМАН – И сколько это было?
О.БУДНИЦКИЙ – Это 6 миллионов золотых рублей.
C.БУНТМАН – 6 миллионов. Так.
О.БУДНИЦКИЙ – Значит, когда золото привезли… Тут были разные приключения: его сначала отправили в Уфу, в Челябинск, в общем, в итоге оно оказалось… золото оказалось в итоге в Омске, после разных приключений, это долго рассказывать, все эти перипетии. Не могу только не упомянуть одну замечательную деталь, что золото на пароходы, которым его отправляли дальше, подальше от фронта, доставляли на пристань на трамваях. Единственный в мировой истории случай, по-моему, транспортировки золота на трамваях.
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Вот, кстати говоря, мне тут недавно рассказали историю, что якобы, в городе Кургане на дне какой-то речки нашли колесо от телеги, на который, якобы, перевозили колчаковское золото. И теперь там чуть ли не весь город это золото ищет в окрестностях.
C.БУНТМАН – Ну конечно, да.
О.БУДНИЦКИЙ – (смеется) Но вот на телегах золото Колчака никогда не перевозили, его перевозили на трамваях.
C.БУНТМАН – Ну, кроме… Да, на трамвае. Вообще, конечно, эти времена дали нам удивительные средства переброски. Как на такси армию, на трамваях золото…
О.БУДНИЦКИЙ – Ну а что было делать? Ведь это был довольно эффективный способ. Проложили специальные трамвайные пути, причем начали еще большевики – Вацетис дал команду прокладывать трамвайные пути – загрузили и быстренько, значит, к Волге. А потом Каппель этим воспользовался, и уже каппелевцы золото на трамваях доставляли на пароход «Фельдмаршал Суворов» и дальше уже по Волге с конечным пунктом Омск. Так, вот это нам точно известно. И нам точно известно, сколько вернулось большевикам. На 409 625 000 золотых рублей. Вот разница – это и есть та часть колчаковского золота, которая, как бы, пропала. Вот… ну, в общем-то, не маленькая сумма – там получается где-то 235-236 без малого миллионов золотых рублей. Не так мало. Ну, на самом деле, большую… куда делась большая часть, нам известно. Мне, во всяком случае – когда я говорю «нам известно» - известно мне. Простите, так сказать, за гордыню, просто получилось так, что я оказался единственным человеком, который работал с документами, относящимися к этой истории, сохранившимися в разных архивах мира. У нас в Москве, в Госархиве Российской Федерации, в Гуверовском архиве в Стенфорде, там где находится архив русского посольства в США, которое занималось организацией кредитов и тратила там кое-какую часть золота. В Бахметевском архиве в Нью-Йорке, там где личный архив посла Бахметьева, и там интереснейшие документы о судьбе русского золота и денег, вырученных за него, находятся. И наконец, это уже совершенно… там понятно было, где искать – а вот последняя находка была совершенно случайная: в русском архиве в Лидсе. Там я нашел документы бывшего посла в Париже российского Василия Маклакова, которые оказались там совершенно необыкновенным образом. Необыкновенным образом, потому что никакой архив Маклакова там не значился. Значился архив Земгора – Земский городской комитет помощи российским гражданам за границей, основанный в Париже в феврале 1921 года с целью помогать русским эмигрантам. Земгор существует до сих пор в Париже, между прочим, ну, и в общем, теоретически любой российский гражданин может обратиться в Земгор за помощью. Но не уверен, что он ее получит.
C.БУНТМАН – Ну, надо будет учесть.
О.БУДНИЦКИЙ – Да. Земгоровский фонды сильно похудели с тех времен. Так. И вот, представьте себе, что архив Земгора за десятилетия, он где-то там хранился на ферме – это были десятки, сотни коробок, мешков, там, пачек – Бог знает, чего – и в конце концов этот архив был передан в русский архив в Лидсе, Ричарду Дэвису, такому, неутомимому собирателю русских материалов и совершенно замечательному человеку и архивисту. И он там стоял в коробках, неразобранный – двести коробок здоровенных. Кто работал в зарубежных архивах, представляет архивную коробку стандартную, да? Вот в этих больших коробках три или четыре архивные коробки стандартные. И он был не разобран, ну, довольно большое количество лет, скажем так. И вот, меня туда позвали поучаствовать в этом проекте и что-то там помочь разобрать.
C.БУНТМАН – Поразбирать.
О.БУДНИЦКИЙ – Да. И вот, я там открываю первый же ящик и нахожу часть архива совещаний российских послов в Париже и личного архива Маклакова. Когда Маклаков умер в 1957 году на 89-м году жизни – наследников у него не было – то его бумаги, естественно, перешли к русской организации Земгор. Их хранили среди прочих земгоровских бумаг. И там такая розовая папка, где чудовищным почерком Маклакова написано, куда делись последние деньги.
C.БУНТМАН – Олег Будницкий, мы продолжим программу «Не так!» через пять минут.
(Продолжение следует)


МАВ
 
МАВДата: Четверг, 10.12.2009, 16:43:23 | Сообщение # 12
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
Колчаковское золото - новые легенды
(Продолжение 1)

C.БУНТМАН – Мы продолжаем программу, это совместная передача с журналом «Знание – сила», и сегодня Олег Будницкий. Мы возвращаемся к колчаковскому золоту. Я напоминаю, что у нас есть телефон для смс, присылайте свои вопросы. Тут Светлана Ивановна интересуется, а какими, собственно, трамваями, грузовыми или пассажирскими, перевозили? Ну, я не знаю, может быть, вполне… время-то такое… любыми, я так думаю.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, Вы знаете, я не специалист по трамвайному делу, я даже не подозревал, честно говоря, что существуют грузовые трамваи.
C.БУНТМАН – Грузовые трамваи были, конечно.
О.БУДНИЦКИЙ – Да?
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, во всяком случае…
C.БУНТМАН – Как до сих пор есть грузовые троллейбусы.
О.БУДНИЦКИЙ – …вот, мне прислали коллеги из Казани фотографию этих самых трамваев – ну, может быть, не того именно, на котором перевозили золото, но трамваев того времени.
C.БУНТМАН – Того времени.
О.БУДНИЦКИЙ – Того времени, да. Они, вот, будут в книге опубликованы, так же, как фотография…
C.БУНТМАН – Так что посмотрите, Светлана Ивановна. Наташа комментирует находку колеса: «Ремешок сандалии Гомера» – примерно так, Наташа.
О.БУДНИЦКИЙ – Да, да. Ну, это постоянно происходит – то золотую шахту какую-то находят, то еще что-то.
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну давайте, наверное, сразу скажем о том, что пропало на самом деле.
C.БУНТМАН – Да, давайте.
О.БУДНИЦКИЙ – Очень коротко. Раскладка выглядит так… что стало с колчаковским золотом. Примерно на 98 миллионов золотых рублей продали. Примерно на 100 миллионов рублей, чуть больше, отправили за границу в качестве депозитов под займы. Получили займов в йенах, фунтах стерлингов и в долларах. Заемщики выступали «Йокогама спеши банк» и «Чосен банк» японские, и общая сумма займа, по моим подсчетам, составляла около 28 миллионов золотых йен – это то же самое в рублях, тогда рубль и йена были равны. Так, и получили где-то на 22,5 миллиона долларов заем в Штатах, у американского банка «Киддер Пибоди энд Ко», и у банка «Бэринг бразерс», знаменитого в Англии, старейшего партнера России финансового в Британии, и получили заем где-то на 3 миллиона фунтов стерлингов. В тогдашней мировой валюте, фунтах стерлингов, это был крупнейший заем – это был синдикат англо-американских банков – составлял 7,5 миллионов фунтов стерлингов, или по паритету тогдашнему условному, 75 миллионов золотых рублей. А вот часть куда пошла, значительная часть этого займа – большая часть – было неизвестно. Это действительно было неизвестно, и вот, претензии к зарубежным державам предъявляли еще советская делегация еще в 1922 году на Генуэзской конференции. И это ни в каких наших архивах об этом не было сведений – отсюда эти легенды. Искать надо было, конечно, не в тайге и шахтах, и не в подвалах зарубежных банков, а искать нужно было, как я уже сказал, в дипломатических архивах. Потому что кто занимался этими кредитами и займами – финансовые агенты, финансовые атташе, по современной терминологии. Послы, там, и т.д., и т.п., некоторые специальные представители, как, скажем, бывшей министр финансов Российской империи Петр Львович Барк – он вел переговоры по этому крупнейшему займу в Великобритании, - Конрад Евгеньевич фон Замен, бывший директор особенной канцелярии по кредитной части министерства финансов, потом, главноуполномоченный по финансово-экономическим делам правительства Врангеля. И Александр Иванович Коновалов, бывший министр торговли и промышленности Временного правительства, крупнейший московский предприниматель.
C.БУНТМАН – Так.
О.БУДНИЦКИЙ – И вот среди бумаг различных финансовых атташе и послов, вот там и надо было искать ключ. Для этого надо было понять ход, как это происходило. И вот, путем всяких логических умозаключений, а также путем перебора тысяч, если не десятков тысяч, различных счетов, телеграмм и прочих бумажек, удается проследить, что же с этим со всем происходило. Так, далее: на 43,5 миллиона золотых рублей золота захватил – украл, короче говоря, - атаман Семенов. Который, в общем, Колчаку особенно не подчинялся и перехватил в Чите один из золотых поездов. Там была проблема в чем – золото-то было в Омске, а продать его можно было или отправить куда-то за границу – из Владивостока.
C.БУНТМАН – В Японию – через Владивосток, да.
О.БУДНИЦКИЙ – Только через Владивосток.
C.БУНТМАН – Вообще только… куда угодно через Владивосток только.
О.БУДНИЦКИЙ – Да, да, да.
C.БУНТМАН – Действительно.
О.БУДНИЦКИЙ – А доставить туда – это было очень непросто и опасно. Вот эти золотые эшелоны… То, что «золотой эшелон», там был такой фильм, совершенно никакого отношения к реалиям не имеющий вовсе…
C.БУНТМАН – Увлекательный, да.
О.БУДНИЦКИЙ – Да, но никакого отношений не имеющий к реалиям. Золотые эшелоны, на самом деле, были из Омска во Владивосток. Причем там гадали очень долго, чесали в затылке у Колчака, как отправить, потому что вдруг Семенов… мимо Читы не проедешь – а вдруг он захватит? Когда на первый эшелон, значит… определили охрану всего 50 человек. Но англичан. Полагая, что на англичан Семенов покуситься не посмеет. И так и произошло – поезд прошел. Но один из поездов был им перехвачен – вот, на 43,5 миллиона золотых рублей там было золота, и он их потратил на содержание своего воинства, и, как я уже говорил, дал 7 миллионов барону Унгерну, чтобы монголов поднимал, значит, на супостатов из III Интернационала. Так, что пропало на самом деле? Пропало: 1 ящик золота на 60 тысяч золотых рублей – это было в конце октября в Омске – исчез.
C.БУНТМАН – Т.е. нигде, ни в каких ни в бумагах, ни…
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, в бумагах то, что он пропал, есть.
C.БУНТМАН – Вот только отмечено, что…
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, украли. Украли. Это, значит, один момент. И вторая, самая крупная пропажа золота, это когда уже Колчак вместе с золотым эшелоном, вместе с золотым запасом он двигался туда, к Иркутску, то там где-то, видимо, на станции «Зима», скорее всего – между станциями «Нижний Ногинск» и «Тыреть» пропало 13 ящиков золота на сумму 780 тысяч золотых рублей. В стандартном ящике или мешке золотом было 60… обычно или монетами, или слитками на 60 тысяч золотых рублей – ну, для стандартизации. Вот эти 780 тысяч, они действительно пропали. И это, хотя это ничтожная сумма по сравнению с общей стоимостью колчаковского золота – 645 миллионов – но, в общем, не маленькие деньги. Не маленькие деньги. Поскольку охрана этого эшелона несли чехословаки, то им и приписали кражу. Кражу этих 13 ящиков золота. На самом деле, чехословаки или кто-нибудь другой – мы не знаем. Мы не знаем. Это было буквально уже в последние дни колчаковского режима, и никакого настоящего следствия не проводилось, и куда это делось – вот это на самом деле неизвестно. Но это не та сумма, на которую можно основать Международный Валютный фонд, и даже «Легио-банк» в Праге. Это, конечно, деньги не маленькие, в переводе на доллары американские – для ясности – это 390 тысяч долларов, и конечно, тогдашний доллар по сравнению к нынешнему в десятки раз тяжелее, но все равно, это не те средства, на которые можно было построить, якобы, чуть ли не благосостояние Чехословацкой республики, и вследствие чего, якобы, чешское правительство помогало русским эмигрантам – «Русская акция» знаменитая, когда чехи давали деньги на образование русским эмигрантам, вот там был такой «Русский Оксфорд» в Праге, как его называли.
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Так что я бы, пожалуй, реабилитировал все-таки чехословаков. Если какие-то из военнослужащих действительно это украли, то, повторяю еще раз, что это не столь значительная сумма, чтобы говорить о таких вот страстях. Вот что нам известно о колчаковском золоте. Увлекательная часть заключается как раз в том, каким образом золото было продано, каким образом вот эти займы были осуществлены, и что с этими деньгами стало. Это настоящая детективная история, очень многоаспектная. Ну например, продать золото было очень непросто. Почему – потому что его никто не хотел покупать. Не хотел покупать. Понимаете, потому что это ведь непризнанное правительство, колчаковское. Оно продает золотой запас Российской империи. А вдруг завтра в России появится признанное правительство, но не колчаковское. И оно скажет: «Ребята, а что ж вы, вообще творите?» И можно попасть, вообще, в большую неприятность. И ни один банк частный не решался покупать золото без санкции своего правительства. Но в конце концов, французское правительство дало санкцию на покупку золота. И первый банк, который купил золото, с дисконтом, это был один из французских банков, который во Владивостоке действовал – там были два крупных банка: Индокитайский и Китайский Индустриальный банк. И потом пошло-поехало – возникла конкуренция. Британские банки, японские банки и французские банки, они конкурировали уже за то, чтобы купить золото. И тогда удавалось, вот, тогда и продать дороже стоимости. Вот Александр Александрович Никольский – это был директор иностранного отделения кредитной канцелярии, человек, который лично продавал это золото, был отвественен за это – он приводит такой эпизод в своих мемуарах замечательный, когда он пришел в японский банк и предложил золото, сказав, что «Вот только знаете, мне тут американцы предлагают его купить, поэтому вы должны мне… я к вам отношусь дружески, вы должны быстро ответить, берете вы по такой-то цене (т.е. дороже) или нет?» А он утверждает, что у японцев была такая особенность: они не умели считать в уме. Они на счетах – тогдашних компьютерах – считали с невероятной скоростью, быстрее всех. А в уме не могли. И, значит, этот директор японского банка, чтобы не дать конкурентам золото перекупить, сказал: «Я согласен».
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – И там, значит, была разница, как он пишет, 30 тысяч йен, 30 тысяч золотых рублей. Ну, в общем, не так мало. Так что золото продавали отнюдь не за бесценок. Вот первая партия была продана французам с дисконтом, чтобы прорвать эту блокаду «непокупки», скажем так. И последнюю партию тоже продали французам, тоже с дисконтом, чтобы французов задобрить. Там испортились отношения по разным причинам, и хотели вот таким путем, как бы, их восстановить. На что вырученные деньги шли?
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – В основном, на закупку вооружения, боеприпасов, обмундирования и прочих вещей. Вплоть до микроскопов, между прочим, для министерства снабжения продовольствием – так оно называлось.
C.БУНТМАН – Понятно.
О.БУДНИЦКИЙ – Вот, школьные учебники даже закупали, но они не успели поступить. Но в основном, конечно, вооружение и обмундирование. Ну я могу вам привести такие примеры – чтобы вы представили себе… закупали, в основном, в Америке – там была все-таки самая в то время развитая военная промышленность. Ну, не только в то время. Большевики, красные, на военных заводах – а ведь практически все оружейные заводы остались у большевиков: Тульский, Сестрорецкий, да? – они произвели новых винтовок примерно 470 тысяч. Из Соединенных Штатов поступило винтовок почти столько же: около 400 тысяч винтовок и еще 50 тысяч винтовок закупили в Японии за счет золота. Ну конкретно, скажем, у американского правительства закупили 268 тысяч винтовок – там по себестоимости их отдали, по… недорого сравнительно. Точнее, совсем недорого. У фирмы «Ремингтон», у которой основной бизнес был не пишущие машинки…
C.БУНТМАН – Да уж.
О.БУДНИЦКИЙ – …а производство винтовок, да?
C.БУНТМАН – Ну да, да. Огнестрельного оружия.
О.БУДНИЦКИЙ – Пулеметы «Кольта» у фирмы «Марлин Роквель» закупали. Так, и патроны миллионами штук, шрапнель, и т.д., и т.п. Сложнее всего было купить обмундирование, между прочим.
C.БУНТМАН – Почему?
О.БУДНИЦКИЙ – А понимаете, оружие на внутреннем рынке не продашь. А по американским законам обмундирование, излишки военного министерства, подлежали реализации прежде всего на внутреннем рынке. Видимо, это было качественное обмундирование и людям – не знаю, там, ковбоям, не знаю, кому – оно было нужно, оно пользовалось спросом.
C.БУНТМАН – Да, это даже сохранилось, это правило сохранилось даже и после Второй мировой войны, и вот тогда были сложности со всеми рынками, и вот это там… «американские излишки» - это так и называлось – это очень долго.
О.БУДНИЦКИЙ – Да, да, да. В Европу посылали, да, да.
C.БУНТМАН – И когда в Европе базы были американские. В 50-х годах. Это все сохранилось.
О.БУДНИЦКИЙ – Это было и после Второй мировой войны, и вот, там есть, переписку я читал, и частично я там это цитирую в своей книге, которая выйдет, вот, летом или осенью этого года, переписка российского посла с американским военным министром, и тот говорит «ну вот не получается новое, но вот ношеное могу продать». И там переписка по поводу продажи ношеных кальсон.
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Кальсон, фуфаек и т.д.
C.БУНТМАН – Ну нужно ведь.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, и нужно, как в Сибири без этого? И вот, за это платили золотом. Платили золотом, платили… не очень дорого, но платили золотом.
C.БУНТМАН – Можно сказать, что обманывали? Вот это тоже одна из любимых тем.
О.БУДНИЦКИЙ – Нет, конечно. Нет. Как я уже сказал, винтовки продавали по себестоимости, даже иногда ниже себестоимости. Ничего похожего. Так, единственный случай пропажи денег был связан как раз не с иностранцами, а с инженером Кузнецовым – был такой крупный московский… инженер, писали… это звучало гордо. Как сейчас пишут «профессор такой-то», писали «инженер», там, или «доктор». Инженер Кузнецов – это на самом деле был хозяин крупой фирмы московской, и через него собирались закупать обмундирование. Обмундирование, и вот этот самый Кузнецов на 5 миллионов франков, которые ему на это выделены, он затеял какие-то спекуляции, решил параллельно подзаработать.
C.БУНТМАН – Прокрутить это сначала, да?
О.БУДНИЦКИЙ – Да, и не получилось. Эти деньги пропали. Это, по-моему, единственный случай. Пропали еще некоторые деньги, которые оказались на счетах французского казначейства. Их до падения французам золота отправили, а деньги они перечисляли партиями. И вот то, что они не успели до падения Колчака перечислить, то потратили. А то, что они успели, они подвергли секвестру – это 15 с лишним миллионов франков. И эти деньги, они потом были французами конфискованы в порядке компенсации долгов российских Франции – вот еще такая сумма пропала. Все остальное было израсходовано. Львиная доля была израсходована в годы Гражданской войны на вооружение и обмундирование, на фрахт, на оплату фрахта – это очень дорого стоило, и на разные другие нужды – на помощь… на содержание дипломатических учреждений за рубежом, на это шли миллионы фунтов стерлингов. Ведь по прежнему сохранялись представительства российские по всему миру.
C.БУНТМАН – Ну да.
О.БУДНИЦКИЙ – За это время закрыли, по-моему, там, в Бухаре, в Аддис-Абебе и еще, там, где-то, а остальные сохранялись, думая, что вот-вот империя возродится – ну как же, вообще, порушить все эти связи? Очень дорого обходилось, между прочим, содержание дипломатических учреждений в Персии, в Тегеране. Туман весил очень много, был чуть ли не самой такой, тяжелой тогда валютой, и в общем, большие деньги пошли на содержание представительства в Персии – потом это все пропало, в конечном итоге. Пропало в том смысле, что никаких практических результатов от этого не получилось. После окончания Гражданской войны на счетах российских представителей, прежде всего в США, там еще оставалось несколько миллионов долларов.
C.БУНТМАН – Здесь вопросы идут. Вопрос: «Насколько было необходимо, - Сергей пишет, - зарубежное обмундирование? И куда исчезли запасы императорского двора, в том числе, в Харбине?»
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, это же Сибирь. Это же Сибирь. Сибирь оказалась… Сибирь не может снабжать армию на несколько сот тысяч человек. На самом деле, тоже парадокс. Там на фронте, по разным данным, было от 50 до 80 тысяч человек, а запрашивали на армию 400-500 тысяч постоянно. И если уж где была коррупция, так это была в колчаковских тылах и в некоторых военных сферах. Ну, не только в колчаковских, это было везде у белых. Поразительно, что это было везде. Такая же ситуация была у Деникина, такая же ситуация была у Врангеля. Всегда заказывалось обмундирование и снаряжение на армию, которая на самом деле в несколько раз превышала реальную численность этой армии. Так, насколько было необходимо – в Сибири просто этого не было.
C.БУНТМАН – Понятно, да.
О.БУДНИЦКИЙ – И там импорт превосходил экспорт в 12 с лишним раз. Поэтому там деньги просто рушились. Там была чудовищная инфляция со всеми вытекающими отсюда последствиями.
C.БУНТМАН – А запасы императорского двора – это что?
О.БУДНИЦКИЙ – Я не знаю, что это такое. Я не знаю, что такое запасы императорского двора, и каким образом в этих запасах могло быть обмундирование и вооружение для армии.
C.БУНТМАН – Нет-нет-нет, в смысле «запасы», имеется в виду деньги.
О.БУДНИЦКИЙ – А это миф еще один. Еще один миф. Значит, за рубежом… У нас, кстати, тоже была на эту тему когда-то передача, когда Анастасия очередная всплыла, да? Кто бы мог подумать, что это может возродиться в XXI веке.
C.БУНТМАН – Запросто. (смеются)
О.БУДНИЦКИЙ – Так. На самом деле, единственные запасы – это было в банке Мендельсона в Берлине. Это были ценные бумаги на имя царских дочерей. Так, их… в общем, к 30-м годам, когда в конце концов этот вопрос решился, и наследники многочисленные покойной императорской фамилии могли получить доступ к этим деньгам, эти ценные бумаги стоили 25 тысяч фунтов стерлингов.
C.БУНТМАН – Ну, это ничто.
О.БУДНИЦКИЙ – Ничто, и некоторые даже, например, великая княгиня Ксения даже не поехала в Берлин получать деньги, поскольку это не имело никакого смысла.
C.БУНТМАН – «Какова была картина Гражданской войны в Сибири, – спрашивает Михаил, – если бы у Колчака не было золота, если бы не вывезли?»
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, Вы знаете…
C.БУНТМАН – Денег бы не было? Средств на снабжение…
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, тяжелей было бы. Было бы тяжелей, но на самом деле, конечно, львиную долю поставляли, и совершенно бескорыстно и безвозмездно, англичане и французы.
C.БУНТМАН – Т.е. помимо того, что было по кредитам, что позакупали – поставки бы шли?
О.БУДНИЦКИЙ – Просто… Да.
C.БУНТМАН – Поставки все равно шли.
О.БУДНИЦКИЙ – Да. Англичане поставили в Сибирь вооружения и обмундирования на 100 тысяч тонн, если брать в весовом измерении. По оценкам Черчилля, общая помощь Великобритании белым составляла 100 миллиона фунтов стерлингов. 100 миллиона фунтов стерлингов. Для сравнения: вот все золото, включая то, которое Семенов захватил, если это все перевести в фунты стерлингов, это было бы где-то 23 миллиона… ну, 23,5 миллиона фунтов стерлингов. Сравните, да, т.е. англичане предоставили – только одни англичане – в четыре раза больше. Плюс французы: по оценкам того же Черчилля, от 30 до 40 миллионов фунтов стерлингов – тоже их помощь такими цифрами выражалась. Но тем не менее, эти кредиты, эти закупки давали очень много – это совсем не было несущественно, как я показал только что.
C.БУНТМАН – Да.
О.БУДНИЦКИЙ – Кроме, вот, стрелкового оружия и боеприпасов, которые, вот, из Америки поставляли, оттуда были доставлены, еще заготовлены когда-то еще при царском режиме, при Временном правительстве – рельсы, паровозы – это было очень важно для Сибири с ее единственной связующей нитью, Трассибирской магистралью. И обувь. Колчаковская армия была обута за счет заготовок российского посольства в Вашингтоне. Это, опять-таки, очень существенно, особенно в Сибири, как Вы понимаете. Так что это играло существенную роль. Другой вопрос возникает: а что было бы, если бы Колчак… он сначала не хотел продавать золото, считая, что это общенациональное достояние. Что было бы, если бы он все золото продал? Может быть, тогда бы белые победили красные? Вот в чем, на самом деле, вопрос.
C.БУНТМАН – А, не думаю я.
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, я тоже не думаю.
C.БУНТМАН – Там другие проблемы
О.БУДНИЦКИЙ – Я не думаю. Там, на самом деле, было две проблемы. Первая – то, что попробуй найди столько денег. На мировых финансовых рынок денег столько не было. Пытались разместить заем на 10 миллионов фунтов стерлингов – вот, у синдиката англо-американских, и еще пытались французские банки туда подключить. А сумели разместить только на 7,5.
C.БУНТМАН – А золото нельзя было напрямую, поменять на… просто расплатиться золотом, без вот этих самых операций банковских?
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, видите ли, они же хотели его вернуть. Они не собирались… золото перевели в депозиты, т.е. это была гарантия. И они хотели потом его выкупить. Причем оговорено было, что по той же цене, даже если золото вырастет.
C.БУНТМАН – Выкупить, да?
О.БУДНИЦКИЙ – Выкупить обратно. Там условия были очень жесткие, там полтора года в лучшем случае. И было понятно, что они его не выкупят никогда, что это скрытая форма продажи. Ну, кто его знает – может быть, вдруг бы случилось чудо. В этом был смысл. Это во-первых, а во-вторых, ну, понимаете, все-таки оружейные компании – это ведь не конторы по торговле золотом, им все-таки нужны наличные, понимаете? Поэтому тут…
C.БУНТМАН – Ну вот, говорили, говорили, и Ирина делает у нас вывод: «На развале России страны Антанты крупно нажились». Как?
О.БУДНИЦКИЙ – (смеется) Страны Антанты, повторю еще раз, предоставили белым в несколько раз больше вооружения, снаряжения и всего прочего, чем они получили в виде золота. Тем более, что за это золото колчаковские финансисты получили сполна деньги. Повторю еще раз: фунты стерлингов, доллары, франки и йены – вот в четырех основных валютах это получалось. Это получено сполна. Другое дело, что банки, которые эти займы предоставили, конечно, они получили проценты, и очень высокие проценты. Ну, очень высокие – там, 7,5 процента, скажем, это было по тем временам высокий процент, реально. Да и по нынешним временам на таких операциях это высокий процент. Плюс еще какие-то комиссии, плюс еще что-то, и плюс, золото у них в конце концов осталось, потому что за него не смогли заплатить. И учитывая то, что золото, в принципе, росло в цене, это были хорошие инвестиции, скажем так. Но это все, на все эти операции существуют соглашения, все эти соглашения мне мне удалось обнаружить в архивах, они все публикуются в моей книге. С точными условиями… я специально, хотя может быть, для кого-то это будет скучновато, опубликовал полностью, публикую полностью все эти соглашения, в которых показано, каковы были условия этих займов, каковы были условия продаж. И даже на каких судах сколько золота куда было отправлено. Это тоже сохранилось.
C.БУНТМАН – Когда выходит книга, Олег?
О.БУДНИЦКИЙ – Ну, или летом – это уже от издательства зависит. Не позднее октября этого года, это точно.
C.БУНТМАН – Не обидно бывает, что, вот, еще один архив, еще один документы, еще книга, еще подробнее написано – а потом неизбежно, пройдет 2-3 месяца или 2-3 года, и фильмец какой-нибудь, и еще что-нибудь?
О.БУДНИЦКИЙ – (смеется) Ну, это жизнь, на этих. Мифы, они не умирают, мифы бессмертны. Надеяться убить их научной книгой, в общем-то, бессмысленно. Но я надеюсь на одно, на то, что миф поможет, может быть, людям – и мне как автору – что люди будут эту книгу читать, потому что там было написано, как было на самом деле, во-первых, если это, конечно, возможно в истории вообще. Во-вторых, там все-таки очень много занимательных историй, которые происходили с русским золотом.
C.БУНТМАН – Хорошо, книжка выйдет, мы ее вам представим еще. Хорошо, Олег Будницкий в программе «Не так!», это наша совместная передача с журналом «Знание – сила».


МАВ
 
МАВДата: Четверг, 10.12.2009, 16:52:03 | Сообщение # 13
Создатель и разработчик
Группа: Администраторы
Сообщений: 1747
Репутация: 10000
Статус: Нет на сайте
Золото Колчака можно искать во всех странах Света.
http://ufo.tomsk.ru/people/svn/kolchak/kolchak.html
Благородная цель – возвращать ранее затраченный труд миллионов людей, аккумулированный в золоте и драгоценностях. Так историк – любитель Мори Кровитц готов истратить 5 млн. долларов на поиски легендарной могилы Чингиз Хана на территории Монголии. Могила “потрясителя Вселенной ” затерялась со дня его тайных похорон в 1227 году.

До сих пор никто достоверно не мог подтвердить древнюю легенду инков о тайном входе в обширный лабиринт подземных галерей, как накрытый зданием Собора Санто-Доминго в перуанском городе Куско. Легенда повествует о существовании гигантских по протяженности тоннелей, пересекающих обширную горную территорию Перу и доходящих до Бразилии и Эквадора.

В тоннелях инки, обманув испанских конквистадоров, спрятали значительную часть золотого богатства своей Империи в виде гигантских художественных изделий из этого металла. В России до сих пор исчезновение золотого запаса в 1919-1920г.г. (золото Колчака) покрыто тайной. По некоторым источникам известно, в виду малых шансов на прорыв остатков армии Колчака в Манчжурию, было решено, без ведома адмирала заложить в надежном месте золотой запас России – 425,873 тонны золота, стоимость которого эксперты оценивали 659 321 170, 86 золотых рублей. Было установлено, что Колчак во время своего хозяйствования истратил 242 млн. золотых рублей ( 183-184 тонны), которые остались в банках США, Англии, Франции и Японии. 1 марта 1920года в селе Кайтул было подписано соглашение, по которому бело чехи обязались передать представителю Ревкома Иркутска золотой эшелон – 18 вагонов, содержащих 5143 ящика и 1578 мешков с золотом и другими драгоценностями ( 311 тонн), номинальной стоимостью 408 625 870,86 золотых рублей. Местонахождения 8 73кг. золота (906597 золотых рублей) не установлено.

Предполагают, что, скорее всего, золото их эшелона могли похитить в трех районах: между станциями Судженская – Бирикульская, Юрга-Тайга и Тайга-Тяжин. Томский житель Валерий Привалихин в своей книге “Золотой мираж” описывает захоронение ценностей местного значения. Он считает, что на территории Томской области и в северной части Кузбасса, где предположительно зарыт “Колчаковский клад”, спрятано еще столько сокровищ, что, если бы их все собрать вместе, то они не уступили бы по объему и по ценности кладу адмиральскому. Из статьи Виктора Дерябина “Томская неделя” №3 от 21.01.1999г. явствует, что генерал Пепеляев приказал отправить сокровища в Томск на пароходе. Тайная экспедиция отправилась ночью на пароходе “Пермяк”. Предстояло по Иртышу спуститься до Оби, а далее подниматься вверх до Томска. В том году зима пришла неожиданно рано, поэтому добраться удалось лишь до села Сургут, здесь золотой груз выгрузили на высокий берег и спрятали. Клад не найден до сих пор, но остался дневник экспедиции, который вел штабс-капитан Киселев. На него вероятно наткнулся бывший штабс-капитан Росомахин. Он работал краеведом в Тобольске, ушел на фронт, дошел до Берлина в звании полковника. Умер в 1956 году, так и не раскрыв тайну Колчаковского клада. В этой же газета сообщается, что в Тайге между тележной дорогой Юрга-Тайга был зарыт клад Колчака и место помечено забетонированной в земле рельсом. Рельсу позднее срезали, чтобы не мешала пахать, т.к. тайги в том месте уже не было. Найти это место сейчас достаточно трудно.

Минаев А.С. из Братска сообщает , что есть станция на которой расположен старый колодец, где по предположению захоронены ценности части золотого эшелона Колчака. Энтузиасты собираются проверить данное сообщение. В архивах бывшей общественной организации Томской ассоциации операторов биолокации, имеется рассказ жителя города Томска, дядя которого служил в контрразведке Колчака.

Брат моего отца служил в контрразведке А.В. Колчака. Он рассказал моему отцу перед тем, как его забрали в НКВД, о золотом эшелоне. Золото транспортируемое железной дорогой, еще летом, до отступления Белой армии, было доставлено в Мариинск. Затем его разделили на две части. Одну из них отправили на восток, по видимому в Японию, другая ушла назад до Тайги, затем в Томск. В Томске золото было перегружено на баржи, а затем складировано в одном из мест нахождения штаба Колчаковских подразделений города Томска, вверх по течению реки от Томска. Безусловно, большевики должны были выбить все показания из моего дяди на счет места захоронения золота. После рассказа моего отца в 50-х годах ходил на предполагаемое место ( район бывшей обкомовской дачи “Орлиное гнездо”). Видел, что в одном месте есть продольная трещина в земле, в десяти метрах бугорок и конная дорога, прорезанная лопатами. Далее заметил дачку, которую обнесли забором, а с наружи ходили какие-то штатские. Бросил все, пока не забрали и ушел в армию. После армии ходил на то место, но не опознал , все изменилось.

Там уже стоял забор в три метра, и также люди в штатском приглядываются к посторонним. Я замолк и затаился. Пятнадцать лет назад в газете “ТРУД” (примерно 1979-80г.) я опубликовал заметку о спрятанном золоте и меня начали таскать в КГБ. Мне пришлось прикинуться дурачком и жена подтвердила, кое как отвязался.

В газете “ИЗВЕСТИЯ” от 3 мая 1995 года сообщается подробно о Российской собственности за рубежом. Сокровища эти оцениваются в 100 миллиардов долларов. Даже после крушения в 90-х годах прошедшего столетия банка “Бэрингс” на его счетах с 1919 года осталось лежать минимум 2 миллиона фунтов, перевезённых туда Владивостокским отделением колчаковского казначейства за счет средств золотого запаса России. В наших ценах это 174 миллиона долларов. Осенью 1919 года по приказу Колчака на счета в иностранных банках было переведено 126,765 миллиона золотых рублей.

Как пишут в газете авторы этой статьи Э. Гусейнов и А. Платовский, сегодня совершенно точно известна судьба 111,050 миллиона – они оказались депонированы в “Иокогама Спеши Банк” и “Гон Конг Шанхай Банк”. Деньги были взяты Колчаком из золотого запаса страны. По весу это около 86 тонн чистого золота, которое сегодня оценивается более 1 миллиарда долларов. Лишь незначительная часть этих средств могла быть истрачена: Колчаковский режим рухнул буквально через несколько дней после перевода за границу этих золотых активов.

В 1920 году в руках японцев оказалось ещё не менее 7,5 миллиона рублей золотом, или 5,8 тонны драгоценного металла из государственного запаса России. Их передал представителям Японских властей атаман Семёнов. В том же 1920 году российский атташе в Токио генерал Подтягин перевёл 1,050 миллиона золотых рублей, полученных из золотых резервов Читинского государственного банка в “Иокогама Спеши Банк” – на закупку вооружений для атамана Семёнова. Вооружение купить не успели, а деньги – 0,8 тонны чистого золота или 10 миллионов долларов в нынешних ценах так и остались у японцев.

После второй мировой войны правопреемником всех упомянутых Японских банков стал созданный Американской оккупационной администрацией “Бэни оф Токио” (14 место в мире), процветающий и поныне. Имеются документы о том, что Японцы активно использовали эти вклады в коммерческих операциях, известны даже проценты, полученные от подобных операций. Т.е., клад адмирала Александра Васильевича Колчака нужно искать по всему свету. Но вернемся к нам, в Сибирь, ведь мы остаемся владельцами загадочной истории, захороненного клада. Это не банки, это “Мать сыра Земля”, поглощающая все и возрождающая жизнь, золото из нее добыли, затратили труд миллионов людей и оно хранится в ней до востребования в “Сибире-матушке”, недалеко от нас. Ограничим место вероятного складирования части золотого эшелона шедшего на Восток.

Красная Армия 21 декабря находилась в районе станции Юрга, а Колчак – на станции Нижне-Дудинке, в 1000км. от линии фронта. Ачинск, находящийся в 422-х км от Юрги, был взят 31 декабря. Значит часть золота их эшелона была спрятана или похищена с 14-21 декабря 1919 года, в один из 7-и дней декабря или когда Красная Армия подходила к Ново-Николаевску и Колчак, находясь на станции Судженка ( между Анжеро-Судженском и станцией Яя), ждал результатов битвы за город. А. Смирнов в статье газеты “ Совершенно секретно” (№ 3, 1990 года) дает неточную, возможно умышленную, привязку станций на участке железной дороги от Юрги до Ачинска: скорее всего золото из эшелона могли похитить в трех районах между станциями Судженска - Берикульская. 90км, Тяжин – Белый Яр 120км и Тарутино – Зеледеево 80 км. По видимому, следует написать: Юрга-Тайга 73км, Судженка – Ижморка -Берикульская..90км, Тяжин - Мариинск – Ачинск –Зеледеево 285 км, так же станция Белый яр расположена на северо-востоке от Томска 290км, а станция Тарутино вообще не существует на данном отрезке железной дороги. Мариинск, Тяжин, Ачинск, Зеледеево эшелон, по видимому, прошел не останавливаясь т.к. эти районы контролировались партизанами.

В направлении Томск-Юрга-Зеледеево (40км) везти похищенное золото было нецелесообразно т.к. некоторые части армии Колчака отступили в сторону Томска, другая часть белой армии отступала в направлении деревни Ишим к городу Мариинск, стремясь попасть на транссибирскую магистраль, не занятую еще Красной армией , Действительно, если речь идет о 700-х кг золота, то его мешках или ящиках по 40кг можно было увезти скрытно на 5-6 санях, в сопровождении одного взвода (20-30 человек), или даже отделения (10-12 человек), которые бы ехали по 2-а человека в санях, сопровождая груз. В публикации высказано предположение, что быстро спрятать более полутонны золота зимой, в 30-40 градусные морозы, при короткой остановки поезда, можно было лишь в склепах церкви или в заброшенных местах захоронений, которые расположены вблизи карьеров, а вероятность захоронения в лесу, в поле, по берегам рек и в озерах крайне мала (смотрите схемы движения обоза с золотом).

Где же искать клад адмирала? – обратились мы с вопросом к экс - Вице-президенту Томской ассоциации операторов биолокации Владимиру Николаевичу Сальникову. Вот что он нам рассказал: что бы понять эту проблему, надо обратиться к личности А.В. Колчака. О нем опубликованы две монографии и с десяток статей. Нет ни одного кинофильма и его личность до сих пор остается загадочной. К 80-и летию его гибели в областной библиотеке Томска прошла небольшая выставка публикаций о А.В. Колчаке.

А.В. Колчак родился в1874 году в Обухове. На набережной Шмидта (Николаевской) в Петербурге расположен Морской корпус, где Колчак учился, позже преподавал рядом в Морской академии. На Петроградской стороне в доме 3 по Большой зеленой улице Колчак поселился со своей женой Софией Федоровной. После плавания в Тропиках в 1900 году, лейтенант А.В. Колчак принимает участие в экспедиции по изучению Новосибирских островов и поиску Земли Санникова под предводительством начальника экспедиции Георга Эдуардовича Толля. В 60-и км к северу от мыса Святой Нос лежит большой Ляховский остров за ним Малый, затем еще 60-км морем (пролив Санникова) и огромный остров Котельный – холмистая тундра. Первым эту страну пересек весной 1895 года промышленник Яков Санников. В 1810 году Санников взошел на мыс Высокий, расположенный на острове Новая Сибирь (высота 51 метр) и увидел на северо-востоке синеву, подобную отдаленной земле. Земля Санникова жила на картах 100 лет, однако оказалась мифом, а на северо-востоке от мыса Высокий была открыта земля – это остров Бенетта. Жорж Де- Лонга, 37-летний американский полярник, пришел туда в августе 1881 года с севера и назвал этот остров именем газетчика Бенетта, субсидировавшего экспедицию, а мыс именем своей жены Эммы.

В сентябре 1901 года Толль, 40-летний полярник, начальник экспедиции с мостика экспедиционного судна “ Заря ” увидел мыс Эммы в 15-и милях после Де Лонга на острове 20 лет не бывал никто, не мог попасть и Толль – льды не пустили. А “ Заря ” ушла зимовать на Котельный. Отсюда в июле 1902 года Толль ушел на Бенетта пешком, с 3-мя сотрудниками на двух нартах с двумя байдарками. С Бенетта снять Толля и его спутников должна была снять “ Заря ” , но льды помешали. И с 7 сентября 1902 года искалеченное судно доползло до бухты Тикси в устье Лены. Толль остался на острове.

По штабу офицеров на “Заре” было три: Коломейцев командиром, Матисон помощником и метеорологом, Колчак гидрологом и магнитологом. 8 марта 1903 года Колчак находился в Якутске, а 15 апреля – в бухте Тикси. Он решил на вельботе спасать Толля. 5 мая весь состав экспедиции из 17 человек в том числе каюров-якутов и тунгусов, с десятью нартами по 13 собак и вельботом, поставленным на две нарты, запряженные 30-ю собаками, направился через Абеляковскую губу к мысу Святой Нос. 2 августа вельбот Колчака отплыл к мысу Высокому и на вторые сутки мореплаватели увидели скалы острова Бенетта. На пляже острова нашли мелкие Толевские вещи и знак –покрытую камнями медвежью шкуру. Хижину нашли к вечеру в пятнадцати верстах, на восточном берегу. Она была засыпана снегом, в ней явно не зимовали. Нашли ящики с образцами, вещи и письмо Толля президенту Академии. Оказывается отряд пришел на юг в ноябре, взяв всего двухнедельный запас еды. Эдуард Васильевич Толль погиб. Название высоты на острове дано Колчаком “Гора Толля”, а длинный полуостров получил название баронессы Эммелины Толль, мыс Преображения назван в честь дня 6 августа когда спутники покинули остров. Мыс на юго-востоке назван в честь жены Колчака Софии. Через 53 года полярники, встретившие здесь день Преображения ( по новому стилю 19 августа), нашли и сложили из обломков памятную доску с запретным именем А.В. Колчак, которую он вырезал выбираясь, из Арктики. Тогда ему было 29 лет. Остров, названный в его честь, расположен 76 с.ш и 97 в.д (на нынешних картах остров Расторгуева.). Подробнее в журнале “Вокруг света” ,1991г,№ 1,2-с. 34-39; 38-42. Статья Чайковского Ю.- “Гранит во льдах”.

Вышеизложенное позволяет заключить, продолжает пояснять В.Н.Сальников, что А.В.Колчак освоил все приемы жизнедеятельности в полевых условиях во время трехлетней арктической экспедиции, знал как сохранить запасы продовольствия и снаряжения на долгое время, освоил приемы выживания в малонаселенной местности , умел охотиться, познакомился с людьми, на которых он мог положиться. Поэтому план захоронения части золотого запаса России он, вероятно , задумал давно, о чем предполагают авторы публикаций о “Золотом эшелоне ”. Как пишет Смирнов, часть золотого запаса России была сосредоточенна в банковских хранилищах трех городов – Москвы, Тамбова, Саратова. В 1918 году, в связи с опасностью наступления Германских войск, весь запас золота решением Советского правительства перевели в Казанский банк. Казань 7-го августа 1918 года оказалась в делах поднявших мятеж, эсеров, белогвардейцев и белочехов. Золотой запас России был сложен ими в эшелон и перевезен сначала в Самару, а затем в Уфу, а от туда в октябре 19 1 8 года, в Омск. С 4- го апреля в Омске Колчак был назначен военным и морским министром Уфимской директории.

В ночь на 18 ноября 1918 года офицеры совершили переворот, арестовали эсеров и передали власть 45- летнему адмиралу А.В.Колчаку.

Интересно, что учетная документация на золото у Колчака отсутствовала 5 месяцев. В то же время получив в свои руки золотой запас России, адмирал уплатил наличным золотом американцам, англичанам, французам и японцам крупные поставки вооружения, обмундирования, продовольствия и перешел в наступление (апрель-май 1919 года). Только в начале мая 1919 года он распорядился осуществить ревизию золотого запаса, стоимость которого составляла 695 321 170, 86 золотых рублей ( 495,873 тонн). А сколько его было захвачено у красных? Кто имел доступ к золоту до инвентаризации? Возможно, устный приказ о захоронении части золота по транссибирской магистрали был отдан своим людям в период захвата золота? Мог ли это сделать адмирал, прошедший север пешком, на собаках, на вельботе? Вероятно, мог !

Отметим так же , что Колчак был несравненным мастером минного дела и еще в Арктике оказался очень полезным, когда дважды освобождал “Зарю” от ледового плена, серией искусных взрывов. На новый 1915 год он сумел заминировать выход из Данцигской бухты, подорвав таким образом несколько германских судов. На Колчака обратили внимание осенью, он был контр- адмирал, а 26 июня 1916 года царь неожиданно, в обход правил старшинства, произвел Колчака в вице-адмиралы и послал командовать Черноморским Флотом. Возглавив летом 1916 года Черноморский Флот, он сумел внушить немцам страх, а русским уважение. Свои же матросы вынудили его в мае 1917 года покинуть Флот. Нашлись, однако, на флоте и приверженцы адмирала – это матросский батальон адмирала Колчака, который внушал ужас красным в 1919 году на Урале.

Значит в окружении Колчака были верные люди, которым он мог поручить важное секретное задание – сделать серию захоронений золота в Сибири на случай поражения и отступления, с надеждой на возвращение. Целый эшелон прятать бессмысленно, но вагона 2-3 вполне целесообразно, т.к. это золото всеровно отправлялось через Манчжурию в Китай, Японию и дальше, как оплата за вооружение и провизию. Вероятно, параллельно шло и складирование золота в отдаленных, потаенных, таежных местах Сибири.

Владимир Николаевич это все звучит довольно убедительно, но немаловажно знать и политические взгляды А.В.Колчака для понимания его действий как верховного правителя России по отношения к богатству отечества?

Колчак, как пишут в монографиях о нем и в статьях, провозглашал отказ о всякой партийности, симпатизировал кадетам, за что монархисты ненавидели его. Печать, профсоюзы, самоуправление, заводы работали. Крестьяне жили при Колчаке все же лучше чем у Деникина или у большевиков. Он хотел, войдя в Москву, создать Земский Собор, но одобрял разгон большевиками Учредительного собрания.

Ю. Чайковский в своей статье замечает, ссылаясь на военного министра барона Будтерга, что А.В. Колчак остался “ вспыльчивым идеалистом, полярником мечтателем и жизненным младенцем”. Без полярной молодости понять адмирала нельзя. Становится понятным, почему Колчак не успел со своим правительством из Омска в Иркутск, а прикрывая золотой эшелон собственным поездом, оставлял золото в тайниках, с надеждой на возвращение. Остаться без средств – это такое же поражение , как и при военной операции. Самая главная причина поражения Колчака заключается, по видимому в том, что он по своей натуре был прежде всего ученым, а не военным политиком. Он не знал правил беззаконной гражданской войны и проиграл Ульянову. Его убили 7 февраля 1920 года и сбросили в прорубь Ангары. Ходят слухи, что его подобрали в полынье (Ангара во многих местах не замерзает) и в тайне похоронили. Где его могила - еще одна тайна, требующая постановки полевых работ.

Не погибнуть во льдах Арктики, не быть убитым, не потонуть после потопления корабля в Русско - Японскую войну, не сгинуть в Японском плену, вернуться в Россию через Америку, а уготовлено было Александру Колчаку получить смерть от своих же русских, одержимых бесовской идеей “разрушения до основания…”.

Остается вопрос для историков – почему А.В. Колчак , имея возможность быстро освободить от Красной Армии г. Екатеринбург, не сделал оперативно это и не спас Николая-2го и его семью от расстрела, позволив отомстить В.И. Ульянову за казненного брата?

Владимир Николаевич, в газете “Красное знамя” от 16 сентября 1995 года, сообщалось, что для поисков “Золота Колчака” томская ассоциация операторов биолокации образовала научно – экспедиционный корпус “Золото Отечества”, планирующий комплексный научный поиск сокровищ. Что удалось сделать?

К сожалению этот проект пока не нашел должной поддержки ни у властей, ни у потенциальных спонсоров, да и ассоциации уже нет, но работу научно – экспедиционного корпуса “Золото Отечества” планируется продолжить в рамках Центра Биоэнергоинверсии. Ранее, силам сотрудников Ассоциации были проведены магнитометрические, биолокационные работы, электроразвода в предполагаемых местах складирования золота. Однозначно пока сказать трудно, с чем связаны аномалии электрических, магнитных и биолокационных полей. Необходимы дальнейшие исследования и соответственно финансовая поддержка. По нашим предположениям, складировать золото в склепах, церквях и на кладбищах Колчак бы не стал, имея опыт экспедиционных работ. Золото, вероятнее всего, складировалось в потайных погребах надежных людей в глухих таежных деревнях. У Колчака были свои люди из этих глухих деревень, с которыми ему , возможно, пришлось путешествовать в Арктику, служить на Флоте, общаться со ссыльными царского правительства. Рассчитывал ли А. Колчак лично воспользоваться золотом со своей любовью – переводчицей Аннушкой Тимиревой, следующей с ним в отступавшем на восток эшелоне, вопрос открытый. Десяток известных мемуаров белогвардейских деятелей, утверждают, что получить разрешение А.В. Колчака воспользоваться золотом России в личных целях, было невозможно. Вся Армия знала об исключительной личной честности и бескорыстии адмирала. Он мог сбежать и уйти через границу в Манчжурию, когда его 10 дней везли со штабом повстанцев, но он выполнил закон моря – “капитан последним покидает тонущий корабль”, а Александр Колчак прежде всего был моряком. Остается одно – приказ о складировании золота до востребования, отдавался им устно, и сделано это было заранее, хотя часть золота, возможно, и была похищена, как утверждал Вячеслав Богданов, Колчаковский офицер, убежавший в 1920 году через Китай в США, и который был убит летом 1960 года на границе Кавказа при попытке вывезти из СССР 12кг золота в слитках с печатями Госбанка Российской Империи. Значит оно где-то есть и подпадает под классификацию антропогеновых месторождений, которые нужно искать, разведывать и отрабатывать наряду с природными.

Схема района предпологаемых мест захоронения части золотого запаса России при отступлении армии адмирала В.Колчака. Составил В.Н.Сальников

Периодически сообщается о найденном кладе Колчака, последнее такое сообщение было в “Вечернем Томске” 27.09.2002года. Найдено 3 ящика с драгоценностями на глубине 6 метров, которые до сих пор почему-то не смогли поднять на поверхность. И Томич Борис Калитвинцев, который раскопал клад, утверждает, что он знает, где находится золото адмирала Колчака.

В.Н.Царицын, Томск,
27.XI.2002г.


МАВ
 
Форум » Общее » Обо всём » Золото России ... Золото Колчака ... (публикации, видео) (Золото Колчака ... Где и куда ... Адмирал Колчак ... Видео)
Страница 1 из 11
Поиск:

* * Пользовательское соглашение * RRS-лента
Copyright Kuseba Teymur & © 2007-2017 Использование гиперссылки обязательно!
Rambler's Top100 Locations of visitors to this page