Понедельник - 17.12.2018 - 08:52:27 * За`rowing` тесь! *
.:: ::.
На главную| rowing-az
Fair Play
Убрать шапку |

(167) Президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге (интервью корреспонденту Suddeutschen Zeitung Томасу Кистнеру)
02:39:53

Президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге в интервью корреспонденту Suddeutschen Zeitung Томасу Кистнеру рассказал о целях, которые он ставит перед собой на предстоящие годы работы, а также поделился мнением об актуальных проблемах Олимпиад.

— Герр Рогге, после сенсационного 2008 года вы должны хорошенько подумать, продолжать ли вам работу на посту президента Международного олимпийского комитета. 
— Существует четыре вопроса. Есть ли у меня желание работать? Хватит ли у меня здоровья? Счастлива ли моя семья? И четвёртый, самый важный вопрос: могу ли я что-то дать МОК? На каждый из этих вопросов я могу ответить: "Да!" И это мотивирует меня. 

— Каковы ваши планы на работу до 2013 года?
— Если я буду переизбран, то буду по-прежнему стремиться увеличить значение олимпийского движения. Я думаю, что в этот первый срок я многое сделал для борьбы с допингом: было увеличено количество тестов, причём даже на тренировках, также мы привлекли полицию, как это было в Турине в 2006 году. Я распорядился, чтобы каждый, кто дисквалифицирован больше, чем на полгода, пропускал следующие Олимпийские игры, для этого есть проверка допинг-пробы. Все эти меры должны быть усилены, нам угрожают новые опасности. 

Второе направление работы — это судейство. После скандала в фигурном катании в Солт-Лейк-Сити мы смогли убедить Международный союз конькобежцев внести изменения в систему оценок, а также установили компьютерный контроль при голосовании. Судейство стало объективней, и жалобы спортсменов улетучились. Мы ввели видеоконтроль в фехтовании, гимнастике, таэквондо, но это ещё не всё. Мы должны противостоять нелегальным ставкам на спорт. Эта угроза сильнее в футболе, чем у нас, но всё равно остаётся вызовом. 

— А что же до самих Игр?
— Я хочу продолжить серию хороших Игр, начавшуюся с Солт-Лейк-Сити. Это не случайность, она основывается на философии, которую я принёс, когда координировал игры в Сиднее в 2000 году. С тех пор ноу-хау передаётся от города к городу. Я хотел бы продолжить работу с молодёжными Олимпийскими играми, она пока ещё не завершена. Наконец, в трудные финансовые времена я хотел бы, чтобы мы получали от Игр доходы не хуже, чем раньше. Этого хватит на следующие четыре года. 

— Поговорим об играх в Пекине. Они изменили вас? Борьба с допингом прошла безвредно?
— Я с уважением отношусь к людям, которые критикуют Игры. Это вопрос взглядов. Но меня поражает оценка вопросов относительно допинга. Я думаю, что в Пекине мы достигли максимума. Игры провалились бы, если б мы действовали агрессивно. 

Мы высказали китайцам несколько предложений, к одним они прислушались, к другим нет. Китай — это суверенное государство. Когда работаешь с правительством страны и нуждаешься в его поддержке, то нельзя допускать конфликтов.

— Всё это было для вас кризисной ситуацией?
— Кризисные ситуации имели место. В 2001 году МОК предоставил право на Олимпиаду Пекину, потому что это было оптимальным решением с технической точки зрения. У нас были проблемы с организацией Игр в Афинах и Турине. Мы выбрали самую густонаселённую страну планеты, потому что знали, что Китай справится с организацией. Мы понимали, что нас будут критиковать, но никто не мог представить, что произойдут акты насилия, которые случились 10 марта в Лхасе. Это поразило нас, ведь протест исходил от тибетцев, которые против применения силы. Но историю не изменить. Мы недооценили кровавые беспорядки. Необходимо было реагировать. 

— МОК извлёк определённые уроки?
— Я как человек, переживший 1968 год, могу сказать: если бы мы пошли на баррикады и устроили протесты, то в Пекине Игры вышли бы плохими. Мы выбрали путь дипломатии. Я был честен перед спортсменами. Законы об иностранных СМИ, хоть и не превосходны сейчас, но сделали шаг вперёд. Эти законы могут стать знаком перемен. Игры в Пекине вышли великолепными, но дорога к ним получилась, мягко говоря, непростой. 

— Вы проделали большую работу в борьбе с допингом. Но в Китае с этим возникли определённые проблемы.
— Сейчас лаборатории и специальные устройства больше не находятся под надзором МОК, они аккредитуются Всемирным антидопинговым агентством. Так что здесь нас нельзя ни в чём обвинить. Перед каждой Олимпиадой глава лаборатории скажет вам, что он нуждается в новых устройствах. 

— Тем не менее некоторые факторы, к примеру, инсулин, не были протестированы.
— Меня действительно раздражает легенда относительно непроведения тестов, которая существует в Германии. Возьмём для примера SARMs (вещество, которое содействует мышечному росту без побочных анаболических эффектов. — Прим. "Чемпионат.ру"). Один немецкий репортёр спросил меня о том, почему на Олимпиаде не было тестов на SARMs и некоторые психоактивные вещества. Я ответил ему, что таких тестов в принципе не существует. 

Как позже мне объяснил глава кёльнской антидопинговой лаборатории доктор Шенцер, легенда о непроведении тестов в Германии возникла во время немецкого велотура. Тогда организаторы сказали, что провели полную проверку. Но тестов на SARMs и некоторые психоактивные вещества сейчас нет. Те, что существуют, дают сбои. Мы храним допинг-пробы восемь лет, когда новые тесты появятся, тогда мы и совершим проверку. Здесь та же ситуация, что и с эритропоэтином. К Олимпиаде тест на его употребление не был готов, однако позже мы начали применять проверку на эритропоэтин.

— С улучшением тестов на эритропоэтин стало популярно употребление допинга с последующим переливанием спортсменам их собственной крови. 
— У нас нет научных доказательств в этой области. Олимпиада — это не место для экспериментов. Нам приходилось бороться со временем. Ежедневно мы должны были проводить проверку от 360 до 400 проб. Мы нуждались в быстром получении результатов. Мы проверяли спортсменов только на тот допинг, который могли обнаружить со стопроцентной гарантией. После Игр мы спокойно можем более тщательно проверить олимпийские допинг-пробы спортсменов. 

Теперь мы можем проводить тесты на инсулин и эритропоэтин. Мы начнём проверки на SARMs сразу, как только это станет возможно. Может быть, это произойдёт через несколько недель. Мы передадим 400 пекинских проб в лабораторию в Лозанну , 100 в Кельн, часть отправим в Париж. Если до 2015 года появится ещё новый тест, то мы проверим пробы и на него. 

— Эти 500 проб нацелены на определённых спортсменов? 
— Целенаправленные проверки отлично работают, они невероятно повышают шансы попадания. В 2002 году мы поймали Йохана Мюлегга и россиянок не на соревнованиях, а на неожиданных тестах в их домах в Солт-Лейк-Сити. Их тесты на соревнованиях были отрицательным, но у нас оставалось подозрение, и мы послали контролёров к ним. 

— Но мошенники также учатся…
— Поэтому у нас совместно с экспертами ВАДА есть список подозреваемых. Мы делаем специальные проверки. Мы следим за отклонениями в результатах. Или успехами, которые не могут быть достоверными. Также мы пристально следим за спортсменами, которые работают с тренерами и врачами с плохой репутацией. Также мы берём на прицел тех, кто часто опаздывает или вовсе отказывается встречаться.

Президент Международного олимпийского комитета Жак Рогге в интервью корреспонденту Suddeutschen Zeitung Томасу Кистнеру заявил, что получил от Владимира Путина гарантии относительно успешного проведения Игр в Сочи. Продолжение интервью с Жаком Рогге.

— Рекордсмены мира Усэйн Болт и Майкл Фелпс в Пекине проверялись особенно интенсивно?
— Оба проверялись вне соревнований от двух до трёх раз. Болт даже жаловался, что скоро ему придётся бегать без крови.\


— Вы считаете, что установить мировой рекорд без употребления допинга возможно?
— Меня часто об этом спрашивают. Такие подозрения возникают против любого спортсмена, демонстрирующего результаты. Болт в 17 лет пробегал 200 метров за 19,65 секунды. Он пять лет работал над собой и часто подвергался проверкам. У нас нет причин для сомнений. 

— Действительно нет? Но ведь Ямайка даже не относится к карибскому филиалу ВАДА. Американский гуру в области допинга Виктор Конте указывал на ямайское допинговое кольцо. 
— Господин Конте многое наговорил, я не хочу комментировать его слова. Но посмотрите на успехи Фелпса, его результаты постоянно росли, и это было эволюционно. 

— Вы считаете нормальным его столь быстрое восстановление между заплывами?
— В плавании мышцы устают не так сильно, как в беге. Всё это происходит из-за молочной кислоты. Пловец может выступать каждые 40 минут, футболист каждые три дня, а марафонец только раз в год. 

— В Пекине были и другие проблемы. Можно ли доверять датам рождения китайских гимнасток? Если верить аннулированным данным старых соревнований в Интернете, то спортсменки разом повзрослели на два года, чтобы принять участие в Олимпиаде и победить на ней.
— Что касается возраста, то мы заставили китайцев предоставить нам в течение 24 часов данные о рождении спортсменов. Причём данные были предложены из очень далёких провинций страны. Мы передали полученную информацию во Всемирный союз гимнастики, оттуда нам ответили, что причин для сомнений нет. 

— То есть старые данные были ложными?
— Я думаю, что китайцы дали свои объяснения, однако здесь обошлось без моего участия. Мы нуждаемся в фактах. Мы должны верить тому, что говорит правительство и всемирный союз.

— Лондон и Сочи получили право на проведение Игр прямо-таки как на аукционе. В Сочи нет никаких традиций зимнего спорта, в Лондоне проект также существовал только виртуально. Тот, кто может предложить больше денег, и будет получать право на Олимпиаду?
— Нам и ранее приходилось сталкиваться с виртуальными проектами, но эти Игры получались успешными. У Сиднея во время заявки было лишь поле для крикета и старый стадион. Но мы поверили австралийцам, и они справились с задачей. У Лиллехаммера были только долина и горы. Главный вопрос в том, доверяешь ты людям или нет. Лично я предпочитаю заявки, в которых есть уже что-то реальное, но, с другой стороны, виртуальные заявки лучше продуманы. 

— Но ведь есть очень большой риск…
— Да, финансовый. Есть риск политических перемен или больших экономических кризисов, как сейчас. 

— Финансовый кризис не помешает Играм в Лондоне и Сочи?
— В Ванкувере уже всё готово, скоро мы будем проводить там тестовые соревнования. В Лондоне проблема невелика, строительство олимпийской деревни ведётся за счёт частных средств. Правительство даёт кредит в £ 90 млн, а застройщики вернут деньги, когда апартаменты в восточной части Лондона будут проданы. Отношения отрегулированы. Хотя я не экстрасенс, я не знаю, что завтра будет с миром. 

— А Сочи? Когда там будет закончено строительство?
— Сочи — это специальный национальный проект правительства. Мы получили гарантию по бюджету от Владимира Путина. Олимпиада в Сочи будет через шесть лет, времени хватит. 

— Пять лет. Олигархи выделят деньги? 
— Нам гарантировали, что государство выделит деньги, если у частных лиц возникнут проблемы. Было чётко сказано: Россия — это странна с третьим по величине запасом иностранных валютных резервов. У них есть резерв $ 500 млрд, и к тому же они поставляют нефть.

— Вы сказали, что доверие играет большую роль. Блэр агитировал за Лондон, Путин за Сочи, теперь Обама хочет провести Олимпиаду в родном Чикаго. 
— То, что главы государств хотят помочь городам-кандидатам, — это показатель важности Игр. 

— У европейских телекомпаний было время лишь до конца 2008 года, чтобы получить право на трансляции Олимпиад до 2014 и 2016 годов. У компаний из США есть время до осени 2009 года. Это сделано из-за того, что Чикаго может получить право на проведение Олимпиады, а значит, можно будет заключить более выгодные контракты?
— Нет. Мы начинали переговоры с европейскими телекомпаниями ещё до финансового кризиса, 1 сентября. Были предложения, которые соответствовали финансовому положению на тот момент. Мы вели переговоры с американскими компаниями, но они уже были в кризисном состоянии. Всё это были частные каналы: NBC, CBS, ABC. Все они живут от рекламы, а рекламный рынок был взорван. Мы не хотим вести переговоры в то время, когда сотрудников увольняют, а бюджеты сокращаются. Европейцы были готовы к нашим условиям, американцы пока нет. 

— Кризис у телевизионных компаний повлияет на МОК?
— 94% наших доходов идут в спорт. После Олимпиады в Пекине мы перевели $ 296 млн на счета международных союзов. 25 или 26 из 35 союзов живут лишь на деньги от телевизионных трансляций. Мне было сказано: "Жак, пожалуйста, помоги нам заключить новый выгодный договор". Если каналы не будут готовы платить 600-650 млн за Олимпиаду, то они всё равно будут вынуждены отдать деньги в спорт. Каналы не могут существовать без спорта. 

По материалам Suddeutschen Zeitung

Рогге, Жак


Президент Международного олимпийского комитета

Восьмой президент Международного олимпийского комитета, в должности с 2001 года. Бывший президент ассоциации Европейских олимпийских комитетов (1989-2001), президент национального олимпийского комитета Бельгии (1989-1992). Хирург-ортопед по профессии, бывший регбист и яхтсмен. Трижды представлял Бельгию на Олимпийских играх в составе команды по парусному спорту. 

Жак Рогге (Jacques Rogge) родился 2 мая 1942 года в городе Гент, в Бельгии [11], [12], [8]. Хирург-ортопед по профессии [11], [12], [8], Рогге специализировался в области спортивной медицины [9]. 

Рогге трижды принимал участие в Олимпийских играх - в Мехико (1968), Мюнхене (1972) и Монреале (1976) - в составе команды по парусному спорту в классе "Финн" [8], [11], [12], [9]. Впоследствии Рогге стал первым президентом Международного олимпийского комитета (МОК), который имел персональный опыт участия в Олимпийских играх [8]. Помимо парусного спорта, Рогге занимался регби [11] и выступал за сборную Бельгии по этому виду спорта [12]. 

С 1989 по 1992 год Рогге занимал пост президента Национального олимпийского комитета Бельгии, также с 1989 года был президентом ассоциации Европейских олимпийских комитетов (ЕОК) [12], [9]. В 1991 году вошел в состав МОК, а в 1998 году - в исполнительный комитет МОК [9], [12]. По мнению наблюдателей, Рогге демонстрировал значительные дипломатические способности и умение избегать конфронтации [9]. Рогге стал вице-председателем антидопингового комитета МОК, координировал организацию игр 2000 года в Сиднее и 2004 года в Афинах [10], [9]. 

В 2001 году Рогге был выдвинут на пост президента МОК и стал в борьбе за это место фаворитом. Главным его достоинством была репутация неподкупного чиновника, непричастного к коррупционным скандалам. В частности, имя Рогге не фигурировало в обвинениях, выдвинутых в ходе подготовки зимней Олимпиады 2002 года в Солт-Лейк-Сити. Ряд чиновников МОК тогда вынуждены были покинуть свои посты, но Рогге остался чист [9], [8], [11]. Дополнительным козырем Рогге была поддержка, которую оказывали ему, президенту ЕОК, европейские делегаты в МОК [9]. 

Рогге одержал победу над своими конкурентами - южнокорейцем Ким Ун-Чжоном (Kim Un-yong), канадцем Диком Паундом (Dick Pound) и венгром Палом Шмиттом (Pal Schmitt) [10], [9]. 16 июля 2001 года на 112-ой сессии МОК, проходившей в Москве, он стал восьмым президентом комитета, сменив на этом посту Хуана Антонио Самаранча (Juan Antonio Samaranch) [11], [12], [8], [9], [10]. 

Новый президент заявил о намерении решать стоявшие перед МОК задачи самым решительным образом [9]. В числе главных угроз для развития спорта Рогге неоднократно называл допинг, насилие и коррупцию [10], [6], [5]. Зимняя Олимпиада 2002 года в Солт-Лейк-Сити ознаменовалась рядом скандалов, связанных с допингом и спорным судейством, в которых участвовали, в частности, российские спортсмены. Российское руководство выразило по этому поводу протест, а президент РФ Владимир Путин в своем заявлении связал негативные изменения в работе олимпийских органов с приходом нового руководства МОК [7]. 

В июле 2005 года по решению МОК из программы Олимпийских игр были исключены бейсбол и софтбол. Рогге объявил, что эти виды спорта исчезнут с олимпийских соревнований в 2012 году, но затем вопрос об их олимпийском статусе вновь будет выноситься на голосование [3]. 

В 2005 году Москва неудачно участвовала в конкурсе на проведение летней Олимпиады 2012 года. В финальной стадии голосования Лондон одержал победу над Парижем [4]. В 2007 году популярной темой публикаций СМИ стала борьба за право проведения зимней Олимпиады 2014 года, в которой приняли участие Сочи (Россия), Пхенчхан (Южная Корея) и Зальцбург (Австрия) [2]. В этот раз победа досталась российскому городу: 4 июля Рогге объявил, что игры 2014 года пройдут в Сочи [1]. 

Жак Рогге женат, у него двое детей [11], [12]. 
Использованные материалы

[1] Karolos Grohmann. Russia awarded 2014 Winter Games. — Reuters, 04.07.2007 
[2] Karolos Grohmann. 2014 Winter Olympics race goes down to the wire. — Reuters, 27.06.2007 
[3] IOC Drops Baseball, Softball From Games. — The Associated Press, 08.07.2005

[4] London beats Paris to 2012 Games. — BBC News, 06.07.2005 
[5] Brian Viner. Jacques Rogge: Past master of the delicate art of sporting diplomacy. — The Independent, 06.06.2005 
[6] Christopher Clarey. Q&A/ Jacques Rogge : 'The No. 1 issue is doping'. — International Herald Tribune, 29.07.2002 
[7] Russians unhappy over Olympic judging. — CNN, 23.02.2002 
[8] Григорий Полегаев. Люди года: Жак Рогге. — Эхо планеты, 21.12.2001. — № 52 (715) 
[9] Graham Jones. New IOC chief seen as 'Mr. Clean'. — CNN, 16.07.2001 
[10] Rogge wins top Olympics job. — CNN, 16.07.2001 
[11] Jacques Rogge. — NNDB.com 
[12] Олимпийские игры 2012 - Жак Рогге. — Газета.Ru

Категория: Разное | Просмотров: 943 | Добавил: МАВ | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 1
1 МАВ   (10.01.2009 10:45:13)
СПОРТ ДЛЯ ВСЕХ И СПОРТ НЕ ДЛЯ ВСЕХ
Матвеев Л.П.,заслуженный деятель науки России
http://rowing-az.clan.su/forum/20-580-1
My WebPage

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
* * Пользовательское соглашение * RRS-лента
Copyright Kuseba Teymur & © 2007-2018 Использование гиперссылки обязательно!
Rambler's Top100 Locations of visitors to this page